Журавлево. Радость, горе и… талант

18 апреля 2016 - Администратор
article1752.jpg

Бывает так, что живешь по соседству с каким-нибудь человеком долгое время, общаешься, а переедет он в другое место, или ты сменишь прописку и уже вспомнить не можешь бывшего соседа. Не оставил он след в твоей душе, будто и не было его вовсе. А случается наоборот, поговоришь с незнакомцем несколько минут и запоминаешь его если не всю жизнь, то очень надолго. К таким людям, оставляющим след в душах и памяти, относится и Валентина Павловна Стремнова, жительница Журавлево. Судьба отсыпала ей всего очень щедро: и радости, и горя, и таланта. А больше всего трудолюбия.

 

– Нас у родителей было четверо, все девчонки, – вспоминает Валентина Павловна. – Я третья из детей, родилась в 1937 году. Отца даже не помню, его в 1941 на фронт забрали, там он и погиб. Мать нас одна тянула, поэтому наработались мы вволюшку. Жили в Шушенском районе, в деревне Сизой. Во время наводнения построенный отцом новый дом пострадал так, что жить в нем было невозможно. Перебрались во времянку, построенную на крутой горе. С малолетства носили воду на эту гору, косили сено, готовили дрова.

 

– Может быть, если бы отец вернулся с войны, получилось бы выучиться, а так окончила всего семь классов. Чтобы учиться дальше, нужно было в соседнее село ездить за 40 километров от дома. Интерната там не было, жить приходилось на квартирах. Вот и осталась с семью классами за плечами. Потом вышла замуж, перебрались с мужем в Ермаковский район, работали на стройучастке. а когда все строительство там завершилось, переехали в Журавлево. Тогда здесь поселка еще не было, одна тайга да грязища. Жутковато было в этой глуши. Но какая рыба в Кизире водилась!

 

Прикипели Стремновы к Журавлево, осели здесь. Привычная к тяжелому физическому труду Валентина Павловна не чуралась никакой работы. Помимо этого, еще и большое хозяйство всегда держала, даже когда умер муж. А овдовела Валентина Павловна рано.  В январе этого года ей исполнилось 79 лет, и прошел год с того момента, как она не держит корову. И ведь не просто держала скотину, а гоняла ее за несколько километров на выпаса в Мульгу, ходила доить утром и вечером.

 

– Вот ведь что удивительно, – говорит она. – Пока хозяйство было, ничего не болело, как только продала корову, начала привязываться всякая хворь, давление замучило.

 

Пришла в больницу, а в регистратуре стали мою карту медицинскую искать. Я им и говорю: «Не ищите, нет у вас моей карты». Долго врачи удивлялись, что дожила до таких лет и в больнице не была.

 

Нынче опять купила комбикорм, возьму поросят, буду растить. Картошку девать некуда, – продолжает Валентина Павловна. – Я и в прошлом году вырастила поросят и дочери, и внуку. В магазине-то все такого отвратительного качества, что даже кошки брезгуют. И молоко не покупаю, хотя первое время после продажи коровы было очень трудно без привычной пищи. Но лучше чай буду пить, чем покупное молоко.

 

«Проишачила» – так характеризует свою жизнь Валентина Павловна. Действительно, работы и горя было в ее жизни немало: рано умер муж, погиб сын. Не каждый сможет сохранить при этом светлую душу. А она смогла. Это видно и из ее стихов. Да, Валентина Павловна пишет замечательные стихи. Первое родилось у нее после похорон мужа.

 

– Строчки сами по себе во сне пришли, – вспоминает она. – Проснулась и не могу понять, сон это или явь. Кажется, что кто-то меня заставил чужую роль учить. Стихов-то разных я много раньше знала. Одно время работала кочегаром в школе, пол там мыла и при этом была каждый год кадровым Дедом Морозом. Вот первое время понять и не могла: то ли свои сочиняю, то ли чужие вспоминаю. Потом стала записывать.

 

Стихи нашей героини посвящены мужу, Журавлево, ставшему родным, природным явлениям, войне. Валентину Павловну часто приглашают на мероприятия, проходящие в селе. Женщины плачут, когда она читает свои стихи, ведь в них вся правда жизни – трудная, выстраданная. Оттого понятная и близкая каждому.

Елена Сухотина

Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!