Журавлево. Наша Петровна

18 апреля 2016 - Администратор
article1753.jpg

Так и не иначе именуют жители Журавлево фельдшера Галину Петровну Ракитину. Она уже давно на заслуженном отдыхе, но назвать ее бывшим фельдшером не рискнет никто. Потому как и сейчас Петровна в помощи никому не отказывает.

 

Оказалась в наших краях Галина Петровна, как тогда было частенько, по комсомольской путевке. Окончила медицинское училище в Ульяновске и отправилась вместе однокурсницами в Сибирь. Приехало девчонок сюда много, да осталось только двое. Начинала трудовую деятельность она в Усть-Каспе. Это дело было нелегким, ведь в то время там жили только староверы, лечения не признававшие. Но молоденькому фельдшеру удалось найти с ними общий язык.

 

– В Усть-Каспе как раз открывался медпункт, – вспоминает она. – Местные женщины оказались очень отзывчивыми, помогли мне все организовать. Три года отработала там, а потом освободилось место в Журавлевской больнице, и я перешла сюда. Записей в моей трудовой всего две: в 1969 году принята, в 1999 – уволена. Уходить было очень жалко, плакала долго, скучала по работе.

 

За долгую трудовую жизнь Галина Петровна не просто сблизилась с журавлевцами, она стала для них родным и незаменимым человеком. Они и сейчас по старой привычке прибегают к ней за помощью. И она никогда не отказывает. Да и как им откажешь, если знает каждого как самого близкого человека, если помогала им даже тогда, когда это было почти невозможно.

 

– Начинала работать без скорой, без телефонной связи, – говорит Галина Петровна. – Чтобы машину вызвать, нужно было на вокзал бежать звонить. В Мульгу добирались на лодках, в Тартазяк – на попутках. Все было. А потом времена пришли еще интереснее. Чтобы больного отправить в больницу, нужно было полсела обежать в поисках бензина. И бегала, куда деваться?

 

Потом дали машину, стало проще. Вернее, не мне дали, она считалась административно-хозяйственной, но больным не отказывали. Сначала ездили на стареньком москвиче, потом на уазике. Сейчас хорошо, «скорая» из Краснокаменска приезжает, связь есть устойчивая. А с помещением сколько мучились, – продолжает Г. Ракитина. – Как закрылась больница в Журавлево, так и начались наши мытарства (больница, надо сказать, в селе была хорошая, даже стационар на 25 коек. В ней работали терапевт, хирург, акушерка, делались операции). В перестройку больницу закрыли, остались только я, еще один фельдшер и санитарка. В заброшенном помещении больницы нам помогли установить буржуйку, мы сами ее топили. Сейчас вряд ли кто-нибудь согласится в таких условиях работать. А для нас тогда это было в порядке вещей.

 

Из заброшенного здания медпункт переезжал еще не один раз, пока не приобрел нынешнюю прописку. Но где бы ни приходилось работать Галине Петровне, везде было чисто, тепло и, самое главное, уютно – «душевно», как говорят односельчане. А еще они говорят, что зачастую лекарства не требовались. Журавлевцы, особенно пожилые, приходили за исцелением душевным. Уходя, благодарили за то, что выслушала, поняла, облегчила боль без лекарств.

 

Особый дар ладить с людьми помог и в работе с прибывшими в село последователями Виссариона. Делом это было нелегким, приезжие отказывались от лечения, прививок. Но постепенно лед растаял, и для них фельдшер тоже стала «нашей Петровной» – помогающей, исцеляющей, незаменимой.

 Елена Сухотина

 

Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!