Жестокое время, опаленные души

28 ноября 2015 - Администратор
article1311.jpg

Память жертв политических репрессий почтили в Курагинском районе

 

30 октября у памятника жертвам политических репрессий в райцентре состоялся траурный митинг, на котором зажглись свечи в память о миллионах безвинно пострадавших людей. В Артемовске совет ветеранов и работники библиотеки провели совместное мероприятие «Одна судьба, одна беда связала крепко их…».

 

По неофициальным данным, в период с 1917 по 1953 год было осуждено около 4 млн «врагов народа», из них около 800 тыс. человек было приговорено к высшей мере наказания. Но кроме них были и раскулаченные крестьяне и депортированные народы.
Некоторое количество жертв репрессий было освобождено и реабилитировано еще в конце 1930-х, а также в первые месяцы Великой Отечественной войны. В 1954 году началась массовая реабилитация политических заключенных. За отсутствием состава преступления были реабилитированы около 750 тыс. человек!

 


Процесс реабилитации был возобновлен в 1988-89 годах, когда были пересмотрены еще дела на 856 тыс. человек, по ним около 90% реабилитированы.

 

Не обошла эта трагедия и наш район, куда ссылались и раскулаченные крестьяне, и депортированные народы, и «враги народа». С каждым годом их становится все меньше. На сегодняшний день в управлении социальной защиты населения администрации Курагинского района на учете состоит 414 человек из числа реабилитированных лиц и четыре человека из числа лиц, пострадавших от политических репрессий. Пять лет назад их было 557 человек. Сейчас крайне сложно найти тех, кто подвергся репрессиям в совершеннолетнем возрасте. Но остались дети сосланных, раскулаченных, осужденных, тех, кто, не замышляя ничего против новой власти, тем не менее попал под ее жернова.

 

Одна из тех, кому довелось родиться в семье репрессированных и сполна испытать на себе все тяготы того времени, Галина Алексеевна Голубцова. Ее родители были высланы в Артемовский район еще в 1932 году. Семья мамы - Углевы из Боградского района, а семья отца - Мельниковы из Ленинградской области. При раскулачивании у работящих крестьян отобрали и дома, и хозяйство. На одной телеге уместилось все, что раскулаченным позволили взять с собой. Сослали кулаков в глухую тайгу, где они сами себе строили бараки, отвоевывали у тайги небольшие кусочки земли под огороды. Поселились семьи в поселке на 7 километре (в настоящее время это часть Кошурниково). Прибывшие в ссылку не имели паспортов, жили по справкам. Отношение к ним было соответствующее – даже в клуб не пускали, называли кулацкими детьми. Оскорбление можно было получить и просто на улице. При этом государство нуждалось в сосланных, так как нужны были умелые руки. Строящей светлое будущее власти требовались золото, железо, лес. Для этого открывались прииски, рудники, заготавливалась древесина, строились дороги. На строительстве дорог и лесозаготовках в основном и работал раскулаченный и сосланный отовсюду народ.

 

Углевы и Мельниковы тоже строили дороги. Труд этот был поистине каторжный. Сначала в тайге прорубали просеки, выкорчевывали пни. Потом будущую дорогу засыпали гравием, который возили тачками, укатывая его также вручную. Отец Галины Алексеевны, Алексей Иванович Мельников, работал дорожным мастером, а ее мать, Мария Ефимовна Углева, подсобным рабочим. Пойти на такую тяжелую работу юную Марию заставила нужда. Ее отец, надорвавшись на новом месте, умер в 1938 году. В этом же году Алексей Мельников и Мария Углева поженились. Но прожить вместе им довелось совсем немного. В год рождения дочери, в 1939-м, Алексея Ивановича призвали в армию и направили в военную школу в Уфу. Потом началась война. Лишенные паспортов, прав кулаки и кулацкие дети опять пригодились, их отправили на фронт защищать родину. Из небольшого поселка, каким в то время был 7-й километр, забрали всех мужчин. Семьдесят из них погибли на фронте, в том числе и Алексей Мельников. И без того тяжелая жизнь осложнилась еще больше.

 

- Моя мама почти всю жизнь проработала с топором в руках, - рассказывает Галина Алексеевна. – Она всю жизнь прожила одна, считая, что лучше ее Алексея мужчин не было. Вместе с такими же как она вдовами и солдатками они всю войну трудились на заготовке древесины. В Канзыбу ходили пешком в 50-градусные морозы. Там готовили лес, а потом его по намороженному на склоне горы льду спускали вниз к речке. Работали без машин и даже лошадей. Заготовленный лес возили на ДЭС, где в то время была тепловая электростанция. Жили очень тяжело, основной пищей была картошка в мундире. Ее запах остался в памяти на всю жизнь. Скудный хлебный паек мама с бабушкой делили со мной, пытаясь спасти от голода. Война забрала не только моего отца, на фронте погиб мамин брат, умерла сестра. Мы остались одни: бабушка, мама и я.

 

Мама говорила, что выжить ей помог только труд. А сколько она работала, сейчас ни рассказать, ни написать невозможно. Когда в поселок протянули электричество, лампочки купить в магазине было невозможно. Это был большой дефицит, зато ими торговали некоторые предприимчивые земляки. За возможность купить лампочку мама отрабатывала целую неделю - на болоте серпом косила траву.

 

Те бараки, что строили ссыльные еще в первые годы жизни на 7 километре, Галина Алексеевна помнит очень хорошо. «Квартиры» в них отделялись друг от друга лишь тонкими перегородками. Жили в этих холодных и сырых бараках по пять-шесть семей. Бани тоже строились на несколько семей каждая.

 

- Самое страшное воспоминание детства – приезд «вошебойки», - вспоминает Галина Алексеевна. – Так называли специальную машину, которая периодически приезжала в поселок. В машине стояли специальные печи, и в нее сгоняли народ для того, чтобы прожарить одежду. Меры эти были необходимы, при дефиците мыла вши заедали народ. Но на меня это действовало ужасающе, поэтому старалась убежать и спрятаться, чтобы не попасть в эту машину.

 

После войны родители были реабилитированы. Государство признало свою ошибку. Но для того чтобы это произошло, миллионам граждан пришлось доказывать свою лояльность каторжным трудом, а порой и ценой жизни. А ведь многие из тех, кого государство осудило, не просто работали, они создавали гордость и славу страны. В том же Артемовске было немало знаменитых шахтеров, чьи имена гремели на всю страну. Подвергшиеся репрессиям не только сами ковали мощь страны, но и воспитали достойнейших детей. Галина Алексеевна – яркий тому пример. В 13 лет, окончив семилетнюю школу, она поступила в Минусинское педагогическое училище. А в 17 лет, уже будучи молодым специалистом, отправилась по распределению в Назаровский район. Годы учебы, а потом и работы вдали от дома, безденежье - со всем пришлось столкнуться. Но с детства закаленный характер и жажда к знаниям помогли перенести все. В 1960 году Галина Алексеевна вернулась в родной поселок и устроилась работать в школу, которую окончила сама.

 

- В то время в нашу школу возили детей с 13-го, 19-го километра, из Зимовья, как назывались окрестные поселки, - рассказывает она. - Работалось нам очень хорошо, коллектив был дружный. А потом началось строительство железной дороги. Вместе с дорогой появлялись школы, детские сады. Когда построили восьмую школу, нас всем коллективом, с инвентарем, даже с партами перевезли в нее. В этой школе я и проработала до самой пенсии. Когда началась перестройка, из начальных классов перешла преподавать старшеклассникам русский язык и литературу. 20 лет вела эти предметы.

 

Все годы Галина Алексеевна работа с большим удовольствием. Как и ее мама, считает, что работа - это святое. Она помогает достойно жить. Поэтому не только учила детей, но и занималась общественной деятельностью. На свои деньги оплачивала проезд школьникам из малообеспеченных семей, которые жили далеко от школы, занималась с проблемными детьми. А еще читала лекции, участвовала в концертах, ставила пьесы.

 

- Меня до сих пор тянет в школу, - признается Галина Алексеевна. - С удовольствием принимаю все приглашения на мероприятия. Как можно не пойти, если приглашают? Дети же готовились, отказ - это пренебрежение. А для меня это неприемлемо.

 

Неприемлемо для Галины Алексеевны и забыть о том, что пережила ее семья. Она часто пересматривает семейные фотографии, с которых на нее смотрят ее молодые красивые родители. Они жили в жестокое время, но смогли оставить после себя достойное поколение, которое гордится, что является частичкой такой семьи.

Елена Сухотина

 

Комментарии (2)
Николай Алексеевич # 12 марта 2017 в 21:28 0
Я был маленикий,нозапомнил рассказ бабушки как их в колхоз сгоняли.Они были староверы свое хозяйство,работали сами на себя,но приехали в кожанках и сказали создавайте колхоз(рядом еще2 деревни староверов по 10 домов)Люди отказались.На другой день приехали на грузовике военные похватали мужиков,что дома были и расстреляли в лесу.В их деревне 3 с соседних по 2 человека.Через 3 дня собрали колхоз,обобщили всю живность и инвентарь председателем сверху поставили деревенского горлопана-пьянчужку и дали ему наган.В 40 деда расстреляли по доносу и отобрали все,включая дом.Бабушка с матерью и тремя детьми жила в землянке у леса.Отношение к жене врага народа было скотское,трудодни платили палочками.Братьев врагов народа забрали в армию в 42 году погибли.В 62 году деда реабилитировали,дали 112руб бабушке и сказали чтобы молчала.Пенсия ее была 16 рублей.Умерла в 88г.Случайно узнал,что в моем личном деле в военкомате,есть запись-внук врага народа.Это уже был 83год.Был невыездной.
Администратор # 13 марта 2017 в 11:17 0
Спасибо за отзыв. Наверняка, в нашей стране нет семьи такой, которой удалось бы избежать этой беды. В моей семье, например, раскулачили прадеда, сослали в Сибирь, позже расстреляли его и сына, другого отправили в Норильск работать на шахтах, там и погиб. Еще один на фронте кровью искупал "вину отца". Бабушку до 18 лет на работе называли "дочь врага народа". Трагедия