Война оказалась так близко… Большая Ирба приняла переселенцев с Украины

5 июня 2014 - Администратор
article395.jpg

 

Ситуация на Украине мало кого оставляет равнодушным. Даже те, у кого нет родственников в неспокойной стране, с тревогой следят за новостями. Что уж говорить о тех, кто связан с украинцами родственными или дружескими узами. Поступающей информации так много, что порой трудно отличить правду от вымысла или откровенной лжи. Самое верное - услышать это от тех, кто лично пережил события последних месяцев и принял очень трудное для себя решение: покинуть родную страну, чтобы спасти жизни свои и своих детей, сохранить убеждения, не став участником братоубийственной войны.

 

Такое решение приняли Надежда и Виталий Ромашенко. Они покинули родное украинское село и переехали в Большую Ирбу. Мы встретились с Надеждой, чтобы из первых уст узнать, что происходит на Украине.

 

- Я родилась в России, в Ставропольском крае, - рассказывает она. - Но еще в раннем детстве родители перевезли меня на Украину. Там я выросла, училась, вышла замуж, родила детей. Жили мы с мужем в своем доме в Луганской области. Когда-то в селе был садоводческий совхоз, обеспечивавший работой всех сельчан, но потом все развалилось. Муж работал у частного предпринимателя, я занималась хозяйством. Выращивали картофель, клубнику, подсолнечник. Не шиковали, но заработанных денег хватало, чтобы прожить семьей и купить все необходимое в дом. Мы даже некоторое время откладывали деньги на приобретение нового, более просторного дома. Но февральские события в Киеве все изменили. Смотрели по телевизору, что происходит на майдане, переживали.  Тогда казалось, что все это далеко, нас это никогда не коснется. Когда активность майдановцев пошла на спад, у нас даже появилась надежда, что правительство что-то сделает для страны, народ будет жить лучше. Новую волну тревог вызвали события в Крыму, переживали за родственников, живущих там. Но и тогда мы не думали, что война окажется так близко к нам.

 

Наше село находится почти на самой границе с Россией, в 80 километрах - Белгородская область, - продолжает Надежда. - Поэтому в село начали стягивать тяжелую военную технику. Это зрелище было по-настоящему страшным. Стало понятно: на дипломатическом уровне решать проблемы киевские власти не собираются, и ничего хорошего мы не дождемся. Новости смотрели с тревогой, лишились сна, даже заниматься хозяйством не было сил. Ситуацию усугубляло то, что русские и украинские каналы показывали противоречивые кадры, кому верить - непонятно. Детей даже в школу, расположенную за 12 км от села, отпускать было страшно. Где гарантия того, что они не попадут под шальную пулю, как девочка в Славянске, которая просто вышла на балкон? Слухи о бесчинствах, убийствах, грабежах быстро распространялись от дома к дому, от села к селу. А тут еще объявили мобилизацию, по возрасту муж подлежал призыву…

 

Перспектива быть мобилизованным и воевать не только с русскими, но и украинцами, стала для семьи Ромашенко последней каплей. Виталий, очень домашний и спокойный человек, уезжавший из родного села только в армию, решительно сказал: «По-хорошему это не кончится. Едем отсюда подальше, нужно спасать детей». Взяв отложенные на дом деньги, собрав сумки, семья отправилась в далекую и неизвестную Сибирь, где жили родственники Надеждиного отца.

 

- Мой папа умер, когда мне было всего четыре года, - говорит Надежда. - Его родственники живут в Сибири, мы с ними никогда не встречались. За пару месяцев до событий в Киеве тетя и дядя нашли нашу семью по Интернету. Оказалось, что родственники-сибиряки уже четыре года нас искали. Тогда мне и в голову не приходило, что я увижу их воочию, думала наше общение так и останется на уровне социальных сетей. Но когда в Киеве начались беспорядки, они сразу же предложили помощь.

 

Конечно же, решение о переезде далось Надежде и Виталию непросто. Ведь на Украине они оставляли не только свой дом, хозяйство, налаженный быт, но и родных людей. В том же селе остались родители Виталия и мать Надежды, в разных областях страны живут их братья и сестры. Ежедневные звонки родным подтверждают: уехав, поступили правильно. На прошлой неделе в непосредственной близости от села разместили 90 БТР и 2000 солдат. Это только усиливает тревогу населения, ведь пока на границе такое количество солдат и оружия, остается опасность начала боевых действий.

 

- С Украины выезжали тайно. Проверки на границе с той и другой стороны были очень серьезные. То, что едем с детьми, вызывало у украинских пограничников подозрения. Допрашивали с пристрастием: куда и к кому едете? Почему едете в гости с детьми в учебное время? О том, что мы уезжаем в Россию жить, никому не говорили, не знали, что здесь ждет. А здесь нас встретила тишина и спокойствие, это заглаживает все полученные рубцы. Даже не верится, что мы теперь живем спокойно, Сибирь нас приняла радушно, - рассказывает Надежда. - Сначала мы решили остановиться в Черногорске. Думали: город, проще будет устроиться на работу. Но администрация города устроила пресс-конференцию, под прицелами телекамер пообещав дать комнату в общежитии, со временем как-то еще помочь. В Большой Ирбе все сложилось совсем по-другому. Родственники Надежда и Сергей Даньшины предоставили квартиру, школа организовала бесплатное питание детям, выдали учебники и тетради. Глава администрации поселка Наталья Корнева обратилась к работникам организаций за помощью. Люди собирали вещи, деньги, продукты. Глава и соцработник Наталья Лапина приложили много усилий, чтобы реально помочь, видно было, что люди это делают от всей души, а не для пиара. Мы очень благодарны им и всем ирбинцам за помощь.

 

Дети очень быстро адаптировались в школе, нашли друзей. Видно, что они чувствуют себя очень комфортно. Старший сын-семиклассник рассказывает, что преподаватели очень хорошо объясняют материал, нет криков, страха. И мы с мужем чувствуем доброе отношение со стороны жителей поселка. На улицах люди здороваются, интересуются делами. Все наши переживания оказались напрасными. Сейчас мы ждем, когда закончится оформление документов, чтобы устроиться на постоянную работу. Трудиться готовы где угодно, мы понимаем, что сейчас не то время, не та ситуация, чтобы требовать работу по специальности. Надолго не загадываем, будет здоровье, будет и все остальное.

 

Очень хотелось бы, чтобы на Украине стало все спокойно. Если бы остались до референдума, то однозначно бы голосовали за независимость Луганской области. Хорошо бы присоединиться к России или жить самостоятельно, ведь восток Украины кормит всю страну. Но все понимают, что угольные шахты, крупные заводы - это лакомый кусочек, его без кровопролития новые власти не отдадут. Но будем надеяться, что те, кто так рвался к власти, образумятся и перестанут рвать на части страну. Что наши близкие, оставшиеся на Украине, не будут жить в страхе.

 

Врезка: Надежда Ромашенко: «С Украины выезжали тайно. Проверки на границе с той и другой стороны были очень серьезные. То, что едем с детьми, вызывало у украинских пограничников подозрения. Допрашивали с пристрастием: куда и к кому едете? Почему едете в гости с детьми в учебное время?»

  

Елена Сухотина (АП)

 

Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!