Вопрос о защите прав ребенка требует большего внимания и полного взаимодействия всех ветвей власти

15 декабря 2016 - Администратор
article2435.jpg

22 ноября Ирина Юльевна Мирошникова, уполномоченный по правам ребенка в Красноярском крае, с рабочим визитом посетила Курагинский район. Ирина Юльевна начала свою работу с посещения Курагинской школы №3, далее она ознакомилась с деятельностью Центра диагностики и консультирования, Центром семьи «Курагинский», Центром дополнительного образования детей.

 

 

В поездке уполномоченного сопровождали Татьяна Родькина, заместитель главы Курагинского района, Людмила Свинина, уполномоченный по правам ребенка в Красноярском крае по Курагинскому району, Ирина Ерофеева, начальник отдела опеки и попечительства УО Курагинского района. В завершение И.Ю. Мирошникова провела прием граждан по личным вопросам и ответила на вопросы корреспондента «Тубинских вестей».

 

– Ирина Юльевна, в чем заключается главная цель вашего визита?

 

– Мне важно понимать состояние всей социальной сферы, занимающейся темами детства. Но главное, выяснить, есть ли на территории района взаимодействие между этими социальными структурами. Я как-то подсчитала, что у нас насчитывается 19 ведомств, работающих в данном направлении. Понятно, что при таком количестве структур необходима слаженная и эффективная работа. И сегодняшняя встреча, которая состоялась КСОШ № 3, наглядно продемонстрировала, что только во взаимодействии мы сможем помочь семье, ребенку.


– Вы можете рассказать, в чем заключается суть проблемы?

 

– Это довольно-таки серьезная проблема, однако содержание беседы не предназначено для широкой публики. Могу сказать только одно: мне нужно было своими глазами оценить ситуацию, разобраться в том, почему произошел сбой в работе. В итоге дать рекомендации и предложить территории собственный ресурс для решения проблемы. Еще раз подчеркну: вопросы в системе социальной защиты прав ребенка настолько сложны, что их невозможно разрешить усилиями одной службы. Структуры обязаны сотрудничать друг с другом. Это, конечно, легко сказать, а вот претворить в жизнь крайне сложно.


– Ирина Юльевна, сколько нарушений прав ребенка вы фиксируете?

 

– Мы получаем множество обращений-сигналов со всего края. Причем число этих обращений с каждым годом значительно растет. Но это не является свидетельством того, что права детей нарушаются все больше и больше. На мой взгляд, это демонстрирует то, насколько граждане знают свои права, учатся их отстаивать, используя при этом все механизмы. К нам поступает около тысячи заявлений в год, и приблизительно пятая часть из них – это реальное обращение, свидетельствующее о нарушении прав детей, которое требует обязательного вмешательства.


– Где, в каких структурах чаще всего не соблюдаются права ребенка?

 

– Вы знаете, на уровне государства, нашего региона и во многих муниципалитетах края удалось достичь полного исполнения своих полномочий всех ответственных лиц. Практика показывает, что права детей нарушаются вследствие непрофессионализма, невнимательного отношения конкретных сотрудников. Ни одна структура сознательно не чинит преграды. Анализируя в 2015 году все случаи, с которыми обращались к нам жители региона, мы сделали любопытный вывод: права детей чаще всего нарушаются в семьях. Если государственные структуры мы направим, подкорректируем, то сделать то же самое в семье крайне сложно.

 

– А какое самое распространенное нарушение?

 

– Типичная ситуация, когда родители не могут найти общего языка друг с другом после развода. К слову, в крае в течение года заключается порядка 27 тысяч браков, расторгается – 13,5. Цифры, по-моему, говорят сами за себя. Причем лишь немногие из числа расторгнувших брак выстраивают цивилизованные отношения, руководствуются интересами, в первую очередь, детей, а не личными амбициями. Как правило, такие вопросы как уплата алиментов, место проживания ребенка решаются только с помощью правовых механизмов. Понятно, что в этих случаях самой пострадавшей стороной является ребенок.

 

Кстати, в последние годы все чаще и чаще папы заявляют о своем праве на проживание вместе с ребенком. И суды все чаще принимают решение в пользу добросовестных пап. Вот такая интересная тенденция времени. Еще приведу пример из своего личного опыта. Во время теле- и радиоэфиров, когда мы проводим беседы на разные темы, связанные с воспитанием, рассказываем о нашей работе, нам все чаще звонят папы. Они крайнее заинтересованы в таких передачах, они включаются в обсуждение вышеперечисленных тем. И, например, рассуждая о насилии в семье, о том, можно его применять или нет, они практически дословно заявляют следующее: «Меня в детстве пороли, и я ничего плохого в этом не вижу». Но на вопрос, будут ли они так же наказывать своего ребенка, как правило, отвечают отрицательно.

 

– Действительно, интересная тенденция, но вы сами отметили, что количество взрослых, которые руководствуются интересами ребенка, а не личными амбициями, оставляет желать лучшего. Что же делать в таких случаях?

 

– Сейчас родителями становятся и еще будут становиться те, кто сам воспитывался в 90-е годы. Все-таки тот период оказал достаточно разрушительное воздействие, и на институт семьи тоже. Кроме того, в 90-е годы упал так называемый занавес, не буду сейчас говорить о том, хорошо это или плохо. Отмечу только, что поток информации, хлынувший в закрытую долгие годы от внешнего воздействия страну, оказался настолько сильным, что многие с легкостью, поддаваясь чужому воздействию извне, стали допускать немыслимые ранее вещи. А мы теперь пожинаем плоды того лихолетья. Выход только один: набираться терпения и планомерно работать всем задействованным в этой сфере структурам.


– Под чужим воздействием вы понимаете навязывание нам западных ценностей?

 

– Именно, причем тех, которые противоречат нашему мировоззрению, ментальности. Я убеждена, что мы должны тщательно сохранять и оберегать свои традиции, ценности, нравственные убеждения. Вот, к примеру, недавний случай. Одна московская организация заявила о желании провести гей-парад в Красноярске. Ясно, что никакого одобрения и разрешения эта инициатива не получила. Однако через довольно-таки непродолжительное время в новостной передаче увидела сюжет о том, что та же самая организация опять заявляет о желании провести такое же шествие, но только уже в другом сибирском городе, Новосибирске. Уверена, они не успокоятся, а будут упорно продолжать добиваться своего. Какой урок мы все должны извлечь из этого? Если мы что-то упускаем в воспитании подрастающего поколения, то обязательно найдутся люди, которые захотят этим воспользоваться и вложить в сердца и умы подрастающего поколения чужеродные для нашего общества идеи.


– К этим чужеродным идеям вы относите и организацию бэби-боксов?

 

– Как хорошо, что вы меня спросили об этом. К сожалению, в массовое сознание внедряется идея о том, что обустройство бэби-боксов – хорошая идея, даже благое дело. Между тем, российские специалисты, в том числе и наша организация, утверждают, что данная западная технология несет в себе множество рисков, начиная от роста криминала и заканчивая падением нравственности. Несмотря на действующие запреты, в Красноярске есть инициативная группа, которая уже приобрела этот бэби-бокс, несмотря на все наши предупреждения. Но никто не должен сомневаться в том, что мы выставим серьезный запрет этой незаконной деятельности.


– Ирина Юльевна, возвращаясь к нашей территории, скажите, какое впечатление произвели те учреждения, которые удалось посетить? Какая проблема лежит на поверхности, с вашей точки зрения?

 

– На мой взгляд, здесь эффективно трудятся учреждения дополнительного образования, хорошо отлажена работа по обучению и развитию одаренных детей. У вас много талантливых педагогов, учеников. Приятно удивила и порадовала деятельность Центра дополнительного образования детей. Здесь достойная материальная база, богатый опыт работы, впечатляющие перспективы. Причем сотрудники учреждения не ждут помощи, не сидят на месте сложа руки, они участвуют в различных грантовых программах и конкурсах, увеличивая тем самым спектр предоставляемых услуг.

 

Что же касается проблем, то, несмотря на особенности территории, у всех муниципальных образований края есть объединяющая всех нас проблема - социальное неблагополучие, корни которого уходят и в систему воспитания, и экономическую ситуацию, и материальное благополучие, и духовное развитие. А вот выявление неблагополучных семей, работа с теми семьями, где регулярно нарушаются права детей, территории решают по-разному. Здесь многим предстоит изменить подход к решению данного вопроса, повышать уровень своей профессиональной квалификации.


– В начале беседы вы упомянули о том, что для решения острых проблем вы предложили территории свой ресурс. Наверное, для наших читателей нужно уточнить, что вы имели в виду?

 

– Прежде всего, специалистам, отвечающим за соблюдение прав ребенка в районе, мы предлагаем более тесное взаимодействие. Что же касается ваших читателей, простых граждан, то наше сотрудничество возможно, в том числе, и благодаря анонимному бесплатному круглосуточному телефону доверия: 8-800-2000-122. Квалифицированные сотрудники на протяжении суток помогают решать разные острые семейные вопросы. Кстати, в год на этот телефон поступает около 30 000 звонков, представляете, какое количество людей нуждается в помощи профессионалов. Кроме того, по этому телефону можно передать и данные, например, по проблемной семье, получить информационную справку. Главное, не оставаться равнодушным, не замыкаться в себе, ведь только с помощью других людей удастся найти выход из сложной ситуации.

 

Сергей Аблясов

 

Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!