Вольный Тартазяк

9 августа 2016 - Администратор
article2077.jpg

Уважаемые читатели! Мы продолжаем публикацию материалов из рубрики «Затерянный мир сибирской глубинки». Сегодня мы вместе с вами отправимся в поселок Тартазяк, что находится в четырех километрах от Кордово и в трех от Журавлево. Он расположен в стороне от автотрассы, и если не знать, что в этих краях есть населенный пункт, то заметить его просто невозможно. Признаки присутствия человека едва заметны и со стороны железной дороги. Здесь останавливается электропоезд Курагино-Кошурниково. А железнодорожная станция носит поэтическое название «Ягодная».

 

Обжитой, но не заселенный

 

 

История поселка в глубь веков корнями не прорастает, хотя, вероятно, на этой земле со стародавних времен живет человек. Уж очень удобны они для вольных людей, щедры на охоту и рыбалку. Да только сведения эти земля в себе и хранит, не открывая всех секретов и тайн.

 

А о том, что было в этих местах 50-60 лет назад, рассказывает Анатолий Федорович Карих, депутат районного Совета:

 

– В Тартазяке начиналась моя трудовая деятельность. Я туда был распределен после окончания института. В середине прошлого века рядом с мостом через речку Тартазяк находился лесоучасток Курагинского лесхоза. Ежегодно он перерабатывал по 20-27 тысяч кубометров древесины. Причем переработка была полной: изготавливали все от бруса до штакетника. Лес заготавливали по Тартазяку, сплавляли плотами от Шинды по Кизиру и Ничке. Постоянного поселка в то время не было, только контора лесоучастка, конюшня, заправочная станция. Мы тоже жили в Кордово, снимали квартиру, а на работу ездили вместе с рабочими лесоучастка на вахтах. Вскоре было принято решение строить жилой массив, и в 1961 году началось возведение жилых домов. Было построено 12 двухквартирных домов, а потом стали появляться и частные застройки, магазин, начальная школа. Но с введением в эксплуатацию железной дороги Абакан-Тайшет и застройкой новой станции Журавлево решено было перевести лесоучасток туда. И постепенно все производственные мощности перебросили на журавлевский лесоучасток.

 

Как видно из рассказа Анатолия Федоровича, Тартазяк, или станция Ягодная, – место давно обжитое, но в настоящее время крайне малозаселенное. В поселке только пять жилых домов, но постоянно семьи живут лишь в трех (одна из них планирует в ближайшее время перебраться в Журавлево). Четвертый используется в качестве дачи. Статус последнего не определен – хозяева уехали, будут ли пользоваться им – неизвестно. Оставшиеся жители поселка держат большое хозяйство – коровы, козы, куры, пчелы. В огородах теплицы и ухоженные грядки с овощами.

 

 

Природа вокруг Тартазяка удивительно красива, богата и щедра. Всего в нескольких десятках метров от домов течет красавец Кизир, вокруг поселка богатейшие сенокосные угодья, изобилие ягод и грибов. Здесь вольно дышится и хочется остаться хотя бы на несколько дней. Но такое желание возникает у приезжих людей, а как относятся к своей полузатворнической жизни постоянные обитатели Тартазяка?


Временно-постоянное уединение

 

Первая, кого мы встретили в поселке, оказалась не местная жительница, а гостья, представившаяся Людмилой.

 

– Я периодически приезжаю сюда в гости, и мне очень нравится, – делится она впечатлениями. – Здесь живут наши земляки, когда-то мы вместе жили в Казахстане. Здесь такая природная чистота, так хорошо, что и уезжать не хочется.

 

Детей в Тартазяке много – восемь человек от полутора до 14 лет. Если пересчитать на душу населения, то рождаемость зашкаливает, настоящий беби-бум.

 

Александра Ивуленок, многодетная мать, рассказывает:

 

– Прожили мы в поселке 12 лет, переехали, когда у нас был один ребенок, сейчас – четверо. В то время, конечно, было больше жилых домов. А потом кого-то из пожилых людей забрали дети, кто-то переехал сам. Мы здесь поселились, как нам тогда казалось, временно. Но, как известно, нет ничего более постоянного, чем временное. Так и задержались. Недавно приняли решение перебраться в Журавлево, а здесь будет что-то вроде дачи.

 

На вопрос: не страшно ли жить с маленькими детьми вдали от больницы, школы, других благ цивилизации, Александра отвечает:

 

– Нет, не страшно. На самом деле цивилизация от нас не так уж и далеко – три километра до одного большого села, до другого – четыре. Не так мы уж и оторваны от мира. Если вдруг случится, что понадобится медицинская помощь, – можно вызвать скорую. Мобильная связь у нас есть. А на случай первой помощи всегда припасена аптечка со всем необходимым.

 

Дети-школьники ездят на автобусе в журавлевскую и кордовскую школы. Школьный автобус к нам, правда, не заходит, но мы провожаем ребятишек до трассы, откуда они и едут в школу.

 

Еще один несомненный плюс здешней жизни – детям здесь вольготно: гуляют где хотят, как хотят и сколько хотят. Мы спокойно отпускаем их, так как пространство хорошо знакомо, и они четко знают, куда можно пойти, а куда нельзя.

 

Но есть и минусы жизни в Тартазяке. Это летом здесь великолепно, зимой гораздо сложнее. Ведь у нас нет электричества. В домах стоят генераторы и солнечные батареи, мы пользуемся телевизорами, включаем DVD, но все же не хватает информации, общения. Пока дети маленькие – все нормально, а как только подрастают, их запросы тоже вырастают, появляется необходимость общения. Поэтому мы и решили перебраться в Журавлево. Там есть телевизор, компьютер, в школе – дополнительные занятия в кружках.

 

Интересно, а как складываются отношения между соседями в таком небольшом мире?

 

– Куда деваться с подводной лодки? – смеется Александра. – Хочешь не хочешь, а нужно ладить. Поэтому живем дружно. Хотя это совсем не сложно, ребята по соседству живут очень хорошие, у них тоже четверо маленьких детей.

 

Помогаем друг другу чем можем. Если кто-то едет в магазин, то закупает необходимое на всех. Ездим не только на машинах и автобусе, но и на велосипедах и электричке. На самом деле все не так уж и далеко. В городах людям добираться до работы или других нужных мест бывает дольше и сложнее.

 

Небольшие трудности, которые есть в жизни обитателей Тартазяка, с лихвой компенсируются здоровым питанием, хорошим воздухом и неограниченной свободой, – такой вывод можно сделать из разговора с многодетной матерью Александрой.


Жизнь без просвета

 

В домике, стоящем на приличном расстоянии от жилья многодетных семей, мы познакомились с Людмилой Александровной и Дмитрием Сорокиными.

 

Дмитрий постоянно живет в Журавлево, а в Тартазяк приходит, чтобы помочь матери.

 

– Мы переехали сюда в середине 90-х годов, – рассказывает он. – Электричества тогда формально еще было. Но на деле уже тогда приходилось обходиться без него. Сначала керосинки использовали, потом купили генератор и солнечную батарею. Хватает этого в основном на освещение, даже холодильник не включишь. Летом это большая проблема, но мама – человек старой закалки, знает, как охладить продукты народными способами. Хранит их в погребе, обкладывая крапивой.

 

20 лет жить без электричества…Наверное, это можно назвать подвигом. Что же подвигло на него маму Дмитрия?

 

– Я жила в Черногорске, работала на кожевенном комбинате, профессиональный строитель, – рассказывает Людмила Александровна. – Потом случилась тяжелая болезнь, и я по совету знакомой перебралась жить в село. Выбрала Можарку, работала там прорабом в колхозе, строила коровники, обустраивала летние пастбища. Деревенская жизнь помогла – болезнь начала отступать, вроде бы все было хорошо. Потом началась перестройка. Из Можарки решила уехать. Но так получилось, что меня обманули при обмене жилья, и я осталась без городской двухкомнатной квартиры. На черногорском комбинате, где проработала много лет, предложили поехать в Тартазяк заведующей турбазой.

 

Л. Сорокина — жительница Тартазяк

 

Да, здесь была очень хорошая турбаза, принадлежащая нашему комбинату, – продолжает рассказ Людмила Александровна. – Работники очень любили ездить сюда на выходные всей семьей, было много уютных домиков, танцплощадка, отдыхать можно было круглый год. В те времена ничего не предвещало, что все это может порушиться в одночасье.

 

Чего только не пришлось пережить последней заведующей некогда процветавшей турбазы. Одни только судебные тяжбы по поводу отключения электричества чего стоили! Впрочем, это было и не отключение даже, а обычное для того времени воровство: просто приехали неизвестные люди, обрезали провода и увезли их. Семь лет, что оставались до выхода на заслуженный отдых, пришлось Людмиле Александровне жить только за счет подсобного хозяйства. Она держала три коровы, всю молочную продукцию увозила в Кордово и продавала. Потом началось строительство моста через Кизир, и она стала сотрудничать с мостостроителяими: обеспечивала их молоком, сметаной, творогом и овощами в обмен на солярку для своего генератора. Осенью строители закупали у нее по полтонны свеклы, моркови, капусты. Пастбища вокруг поселка Людмила Александровна выкашивала вручную, городила загоны для скота, которые потом тоже разобрали и вывезли «добрые люди». Она и сейчас держит хозяйство. Правда, коров сменила на коз.

 

– Как сейчас не держать скот? Столько пастбищ вокруг! – удивляется она. – Я бы и куриц держала, да уж много коршунов, чуть недосмотришь – уносят курочек.

 

Летом целый день Людмилы Александровны проходит в заботах о хозяйстве и огороде. А чем занимается она долгими зимними вечерами?

 

– Очень люблю вязать и читать, – говорит она. – За книгами хожу в журавлевскую библиотеку. Свои книги есть. Время от времени перечитываю любимые произведения. Телевизор включаю только чтобы посмотреть новости.

 

Хотелось ли изменить свою жизнь и перебраться в большое село?

 

Нет, уезжать уже никуда не хочу, хотя возможность такая есть. Домик у меня хоть и старенький, но на мой век хватит. Пока есть силы, буду заниматься огородом, хозяйством. Меня все устраивает. Беспокоит только то, что прямо в поселке вырыли котлован. Возили гравий для строительства школы в Кордово. И до сих пор приезжают огромные машины и вывозят строительный материал. И вырыли его в непосредственной близости к ЛЭП и дороге, которая уже начала обваливаться, ведь здесь грунт-плавун. Еще немного, и могут быть нарушены опоры линиии, тогда случится большая авария. Хотелось бы, чтобы на это обратили внимание и власти, и прокуратура. Котлован нужно засыпать, ведь ко всем прочим бедам в нем в прошлом году утонул кордовский мальчик. Дети приезжают сюда купаться, а это очень опасно.

 

Понятны тревоги Людмилы Александровны. За более чем два десятка лет Тартазяк стал ей близок и дорог. Собственно, как и другим жителям затерянного поселка, которые, несмотря на все сложности жизни, не хотят расставаться с ним.

 

 

Елена Сухотина

Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!