Многоликая история. Как менялась жизнь таежного поселка

22 июня 2016 - Администратор
article1975.jpg

Новые названия населенных пунктов – дело хоть и не совсем обычное, но довольно часто встречающееся. Новые имена давали деревням, поселкам и даже городам по разным причинам. Кому-то хотелось, чтобы их место жительства звучало более красиво, другие стремились увековечить имена вождей. Не обошло стороной это веяние и наш район, где есть несколько населенных пунктов, сменивших свое историческое имя. Но чтобы одно поселение переименовывалось как минимум четыре раза, такое встретишь не часто. Джебь, ДЭС, Пихтачи, а в настоящее время улица Заречная в поселке Кошурниково – это все названия одного и того же места. У этого поселка большая и, к сожалению, до конца не изученная история. История трагическая и героическая.

 

Джебь

 

Сейчас уже доподлинно не установить, когда на берегу Джеби появился поселок. Но было это задолго до Октябрьской революции. Видимо, фартовый народ пришел в глухую тайгу с надеждой добыть золотишка. Тем и жили первые обитатели Джеби, а помимо промысла драгоценного металла добывали зверя. Тайга в то время там была непроходимая.

 

Жизнь закипела, когда неподалеку, на территории современного Артемовска нашли большие запасы золота и начали его разрабатывать, строить золотоизвлекательную фабрику. Слухи о баснословных запасах золота быстро разошлись не только по Сибири и России. О них узнали американцы и тоже решили извлечь выгоду из богатств наших мест. Заокеанские бизнесмены, пережившие золотую лихорадку, были более продвинуты в промышленной добыче золота и понимали, что для больших объемов добычи требовалось электричество. Построить его рядом с месторождением возможности не было, поэтому решено было построить силовую станцию в трех километрах – на Джеби.

 

ДЭС

 

Первая электростанция была деревянной, ее ввели в эксплуатацию в 1929 году.

 

«Джебская электростанция сжигала до 500 кубометров дров в сутки, а дрова-то готовили на лошадях. Сначала стояли паровозные локомобили. Один был, потом второй поставили. Первый локомобиль появился, наверное, в 1929 году. В середине 30-х годов начали устанавливать котлы, паровые турбины мощностью 1,5 и 2 тысячи кВт. В конце 40-х годов появилась турбина мощностью 3 тысячи кВт. Топили дровами. Лес сплавляли по Джеби. Его пилили ручной пилой. Норма была превеликая. Дрова надо было расколоть и в поленницу сложить», – вспоминал С. Я. Тамаровский.

 

История установки большого котла крайне интересна и необычна.

 

– Как рассказывали мои родители, в 30-х годах прошлого века привезли в поселок огромный котел, – рассказывает Александр Владимирович Прокудин, житель Артемовска. – До Красноярска его везли железной дорогой, потом по Енисею и Тубе сплавляли до Зимовья. А дальше тащили на лошадях.

 

Подтверждение этим словам мы находим и в воспоминаниях В. Н. Кучменко: «Зимой 1931-32 года на электростанцию привезли второй котел. Котел был огромный: его длина составляла 10-12 метров, а диаметр примерно 2 метра. Котел везли на огромных деревянных санях. Везли его 100 лошадей, запряженных попарно. Они крепились постромками к центральному пеньковому канату диаметром примерно 6 см. В котельную котел затаскивали с помощью лебедки, волоком, по деревянным брусьям, смазанным солидолом».

 

– Когда установили этот гигантский котел, то поселок назвали ДЭС – Джебская электростанция, – продолжает Александр Прокудин. – Вода из Джеби нужна была только для охлаждения, а электричество вырабатывалось при помощи сжигания дров, потому вокруг сейчас тайги и нет. Она вся ушла на нужды электростанции. Дрова сплавляли по Джеби, в верховьях реки тайга тоже вся вырублена. Я помню, как по утрам на электростанции гудел гудок, призывая людей на работу. Его даже в Артемовске было хорошо слышно.

 

 

Большая стройка в глухой тайге требовала огромного количества рабочих рук. Надо ли подробно рассказывать, где их нашло советское правительство? Конечно же, «кадровый вопрос» как и на многих стройках века был решен за счет заключенных.

 

«Поселок Джебь состоял из двух улиц. Одна улица примыкала к котельной электростанции, а вторая была за рекой, и там жили только ссыльные. В Джеби тогда водились таймени, хариусы и щуки. Через Джебь был проложен мост. Его высота над поверхностью воды была два-два с половиной метра» (из воспоминаний В. Н. Кучменко).

 

Долгие годы Джебская электростанция снабжала электроэнергией Артемовск и золотоизвлекательную фабрику. Позднее деревянные помещения станции были перестроены. Новые здания электростанции выложили из кирпича, который изготавливали в Артемовске на кирпичном заводе.

 


Почти до конца 70-х годов XX века все населенные пункты входили в административно-территориальное подчинение Артемовского городского Совета народных депутатов. После рассмотрения ходатайства Курагинского исполкома районного Совета народных депутатов в ноябре 1979 года исполнительный комитет краевого Совета народных депутатов решил: исключить из административно-территориального подчинения Артемовского городского Совета народных депутатов поселки: Автогородок, Кошурниково, Нижнее-Кизирский, Пихтачи – и считать их слившимися. Присвоить слившемуся поселку наименование – Кошурниково.


 

– Джебская вода использовалась для охлаждения турбин, – рассказывает Александр Прокудин. – Она попадала на них холодной, а обратно выходила уже теплой. В ней можно было купаться и полоскать белье круглый год, что местное население и делало.

 

Сам поселок был очень большим, сравнить его можно с Кошурниково в наши дни.

 

– Джебская электростанция работала на дровах, был дан свет в Ольховку, сам поселок ДЭС, а на 7 км (Впоследствии был Автогородок, а теперь тоже часть Кошурниково. – Прим. ред.). Электричество провели только после войны», – вспоминала В.М. Тюрюмина.

 

– После строительства Красноярской ГЭС надобность в маленькой электростанции исчезла, – продолжает Александр Владимирович. – Несмотря на каторжный труд заключенных и довольно большие мощности, ее энергии не хватало на все нужды окружающих населенных пунктов. Вот ее и закрыли.

 

Пихтачи и улица Заречная

 

После закрытия электростанции поселок начал медленно умирать. Он сменил свое название на поэтическое Пихтачи – видимо, его так назвали из-за обилия пихты в округе, но это не помогло ему возродиться.

 

 

Сегодня от былой мощи поселка не осталось почти ничего. Огромные здания электростанции частично разрушены, частично используются под гаражи местным предпринимателем, занимавшимся лесозаготовками. Но и это предприятие закрывается. Мы встретились с директором ООО «ДЭС» Валерием Авсиевичем, последним владельцем того, что осталось от знаменитой Джебской электростанции. Вот что он рассказал:

 

– Мы сначала арендовали эти здания, потом выкупили их. Занимались лесозаготовками почти 15 лет. Большой цех по переработке древесины построили, планировали заняться глубокой переработкой. Но сейчас это сложно сделать, поэтому распродаем имущество. Когда-то золота стране нужно было больше, чем лес, а теперь лес в округе стал на вес золота. В то, что кто-то купит эти помещения, мне не верится. Уж очень много средств нужно вложить в восстановление. А помещения на самом деле жаль, они сделаны из очень хорошего кирпича, стены метровой толщины. Мы пытались снести небольшое здание, но у нас не получилось даже при помощи мощного трактора их убрать.

 

Под полом станции есть еще один этаж, где раньше стояли паровые установки, производившие электроэнергию. Сохранились и частично заваленные подземные ходы. Станция в первые годы отапливалась исключительно дровами, а в последнее время на нее возили уголь из Курагино. А то, что места эти дышат историей, верно, – продолжает Валерий Павлович. – Это все строили заключенные. Мы когда дорогу к лесосеке бульдозером делали, зацепили пласт земли, а из нее высыпались чашки и ложки заключенных. На этом месте, видимо, был лагерь. Алюминий в земле не портится, поэтому на посуде даже надписи хорошо сохранились. Тогда у заключенных это в моде было.

 

– Я родилась в ГУЛАГе на Джебской электростанции. Когда родителей репрессировали, я уже была во чреве матери. Наш лагерь, по сути, был пересыльным пунктом – казахи, хакасы, украинцы, грузины, евреи. Лучших людей, чем там, я не знала за всю свою жизнь. Это порода! – вспоминает Галина Порошина, профессор, кандидат педагогических наук, преподаватель сценического движения и фехтования, главный консультант СТД, художественный руководитель театра «Своя радуга».

 

 

В поселке в годы его расцвета были свой клуб, магазины, школа. Сейчас ничего этого уже нет. Живут на улице Заречной 10-15 семей. Большинство домов производят угнетающее впечатление, кажется, что они, как и сам поселок, доживают последние дни. Но наряду с этим есть и вполне ухоженные усадьбы, дома с хорошим ремонтом.

 

По территории бывшего поселка проходит автомобильная дорога на Красноярск. Каждый день по ней проезжают сотни автомобилей. Но вряд ли многие из сидящих в них людей знают, что едут они мимо самой истории.

 

Елена Сухотина

 

При подготовке статьи использованы фотографии Курагинского краеведческого музея, а также материалы из фондов Артемовской городской библиотеки и книги Владимира Шульги «Письма об Артемовске».

 



Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!