Александр Заика: «Шалоболинская писаница по своей значимости - это явление планетарного характера»

18 октября 2016 - Администратор
article2240.jpg

Шалоболинская писаница - крупнейший памятник древнего наскального творчества, гордость и достояние нашего района. Более того, специалисты утверждают, что это явление имеет планетарное значение. Поэтому-то каждый год сюда приезжают и исследователи, и археологические экспедиции. Так, сейчас на Шалоболинской писанице работает группа археологов под руководством Александра Заики, директора музея археологии и этнографии, доцента кафедры музееведения исторического факультета Красноярского государственного педагогического университета им. В.П. Астафьева, кандидата исторических наук.

 

– Александр Леонидович, вы на писанице уже не в первый раз? Неужели до сих пор находите для себя новые объекты для изучения?

 

– Шалоболинская писаница – уникальнейшее место, для любого человека, тем более профессионала, ее посещение является большим событием. Я рад каждой возможности побывать здесь, в этом году приезжаю уже второй раз. Летом мы работали возле Пойлово, сейчас около Ильинки и Шалоболино и, скорее всего, пробудем здесь до октября. И, да, находим новые объекты для изучения.

 

– Удивительно, нам казалось, что уже все исхожено вдоль и поперек, но до сих пор можно обнаружить новые артефакты.

 

– Писаница – масштабный памятник истории, думаю, мы найдем еще много интересного. Но в этот раз мы приехали с другой целью. Если в двух словах, то составляем документацию, необходимую для получения нового статуса этого достопримечательного места - статуса охраняемого памятника.

 

– А раньше вы разве не фиксировали, не документировали?

 

– С 2001 года мы занимаемся учетом разных объектов, но тогда были более щадящие требования: нарисовать от руки топографический план, сделать две-три фотографии, зафиксировать конечные границы комплекса. Сейчас же мы должны показать практически каждый наскальный рисунок, зафиксировать площадь, прилегающую к писанице, указать, где находятся стоянки, могильники, городища. Одним словом, собрать документы, доказывающие, что этот памятник должен находиться под государственной охраной и иметь юридические основания для создания в дальнейшем музея-заповедника. Это кропотливая работа, пока мы справились со своей задачей процентов на 50.


– Знаете, Александр Леонидович, о создании музея-заповедника мы слышим давно. К сожалению, многие уже не верят в то, что это когда-нибудь случится, разве только в очень отдаленном будущем. Вы вот, например, верите?

 

– Мы сюда приехали не по собственному желанию, экспедиция получила техническое задание от министерства культуры Красноярского края. Кроме того, делегация состоит из специалистов разных авторитетных структур. Это все вселяет уверенность в серьезности намерения. Конечно, все происходит не так быстро, как нам хотелось бы, но эту тему все равно никто не бросает, наоборот, ведут планомерную работу.

 

– К слову, кто входит в состав экспедиции? Где вы живете, почему-то не видно ни одной палатки?

 

– Хотели расположиться в палатках, но отказались от этой идеи. Дело в том, что мы тут же на месте обрабатываем полученную информацию. А компьютерную технику и другую аппаратуру сложно хранить под брезентом, тем более работать, все-таки осень на дворе. Спасибо главе Шалоболинского сельсовета Г. Мелешко и жителям Ильинки за предоставленное жилье. В экспедиции трудятся студенты, научные сотрудники из минусинского музея и нашего университета, волонтеры. У нас есть даже свой генератор, соответственно, есть электричество и доступ в интернет. Это для того, чтобы «привязывать» к спутниковым картам нужные объекты и их границы. Это позволяет нам сразу видеть все недостатки, «белые пятна», повторно выезжать на место и дорабатывать.

 

– Александр Леонидович, вы, безусловно, знаете, что одна группа специалистов считает, что писаница должна быть закрытым для свободного посещения музеем, другая, напротив, настаивает на свободном доступе. Какая точка зрения вам больше импонирует? Каким видит будущее нашей достопримечательности научное сообщество?

 

– Разумеется, подавляющее большинство считает, что писаница должна быть открыта для посещения. Вот только всю территорию этого памятника необходимо взять под строгий госконтроль.

 

– Контроль – это хорошо, но ведь к каждому камню сторожа не поставишь?

 

– Вот поэтому нужно организованное посещение с экскурсоводом, со специально обустроенными тропами, смотровыми площадками, с которых можно посмотреть на исторические объекты. Не надо забывать, что писаница может оказаться довольно травмоопасным местом: крутые склоны, змеи. Понятно, что при организованном посещении риск получить травму невелик, ведь в случае опасности каждому посетителю будет гарантирована и защита, и медицинская помощь. И наконец, мы сможем обезопасить уникальные объекты от вандалов.


– Вандалов? Неужели у кого-то рука поднимается на такую древность?

 

– К сожалению, поднимается. Вообще-то ситуация непростая: с одной стороны, мы хотим популяризовать писаницу, увлечь историей как можно больше людей. Однако с другой стороны, вместе с любителями древности сюда попадают и те, кто неуважительно относится к уникальному памятнику. Это весьма печально, ведь вандализм не только нарушает эстетическое восприятие, главное, грубое вмешательство стирает контуры древних изображений. Здесь есть много объектов, выполненных тончайшими линиями, если поверх них нацарапать свои художества, то рисунок вообще можно потерять. Еще хуже дела обстоят с рисунками, выполненными охрой, к этим произведениям вообще прикасаться нельзя, в противном случае, их даже невозможно будет отреставрировать. Знаете, это чем-то напоминает эффект школьной доски, которую вытерли мокрой тряпкой. Вот такие же разводы вместо охрового рисунка остаются на скале после вандалов. В общем, здесь уже достаточно объектов, которые нуждаются в реставрации.


– И когда же вы этим займетесь?

 

– Ну, во-первых, реставрационные работы будут проводить специальные организации, не археологи. Но сейчас этим заниматься просто бессмысленно. Пока Шалоболинская писаница не станет музеем-заповедником, любая реставрация окажется пустой тратой времени и немалых средств. Ведь нет гарантии, что через час «художества» вандалов снова не появятся на том же месте. Такой печальный опыт уже был в Иркутской области. Там тоже планировали заповедник, но сначала решили провести масштабные реставрационные работы, пригласили специалистов из Москвы. Они ненужное стерли определенными химическими составами, подклеили камни, законсервировали, но за считанные дни там опять все разрисовали. А заповедник, насколько я помню, так и не сделали.

 

– Александр Леонидович, но ведь писаница – это не только наскальные рисунки, это еще и широкомасштабные могильные комплексы, городища и др. Они в каком состоянии?

 

– В хорошем. Думаю, это потому, что известно о них ограниченному кругу людей. Нас, главным образом, беспокоит состояние наскальных рисунков.


– Мы, кстати, не слышали, что на нашей писанице делали раскопки захоронений, курганов?

 

– Их надо сохранять, а не раскапывать. Вам же, например, было бы неприятно, если б кто-то раскапывал захоронения ваших близких. В настоящее время археологи копают только те памятники, которым грозит полное уничтожение. Все другие, в том числе и здесь, фиксируем и ставим на учет, чтобы в будущем при создании заповедника на них не построили никаких сооружений.

 

– Вы все-таки не оставляете мысли о музее-заповеднике?

 

– Не оставляю. Вы знаете, что в Красноярском крае нет ни одного музея-заповедника под открытым небом, в отличие от республики Хакасии, там уже более десятка, и все они на базе наскальных рисунков. Много памятников в Казахстане, Узбекистане, Армении, Грузии. В Сибири есть только в Кемеровской области, называется Томская писаница. Но там совсем другие масштабы: один скальный небольшой утес в 30 метров. Шалоболинская писаница же поражает своим размахом. Она располагается на протяжении 3 км, изображения находятся на высоте 150 метров от уровня воды. Не меньше впечатляет и хронологическая широта (от каменного века до XIX века), и богатство сюжетов.

 

И потом, у вас удивительно красивая природа. Куда бы ни пошел, ни поехал, всюду увидишь живописные места. Каждый, кто сюда приезжает, буквально очаровывается увиденным. Такое богатство обязательно нужно показывать, ведь Шалоболинская писаница – яркое доказательство того, что наша сибирская земля богата не только недрами, у нее есть уникальные исторические памятники. Одним словом, после составления фактической базы, подготовки необходимых документов можно будет рассчитывать на начало процесса и музеефикации и самой Писаницы, и других объектов вдоль реки Тубы. А это и развитие туризма, и экономики региона, и решение проблем малых сел. Так что мы занимаемся очень важным делом, в осуществлении которого заинтересовано очень много людей. Все это дает надежды на осуществление самых амбициозных и таких долгожданных планов по созданию в вашем районе музея-заповедника.

 

Татьяна Титяева

Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!