Жизнь посвятив служению закона

12 октября 2020 - Администратор
article4545.jpg

Уголовный розыск – важнейшая структура правоохранительной системы, его сотрудники уже более века находятся на переднем крае борьбы с преступностью, рискуя собой, они стоят на страже законности, обеспечивают уверенность граждан в своей безопасности.

 

С честью и достоинством несут службу и сотрудники уголовного розыска Курагинского района, выполняют поставленные перед ними задачи, внося достойный вклад в укрепление правопорядка. Особые слова признательности в этот праздничный день выражают ветеранам службы, ведь они являются примером мужества и отваги, верности долгу для нынешнего поколения сотрудников.

 

Сергей Анатольевич Пехов, майор полиции в отставке, посвятил службе в правоохранительных органах 21 год. За его плечами несколько сотен раскрытых дел, две служебные командировки в Чеченскую республику, но главное, сотни спасенных жизней.

 

– Сергей Анатольевич, в районе многие люди с благодарностью вспоминают ваших родителей-врачей. Очень хорошая, уважаемая профессия, но вы почему-то не пошли по их стопам?

 

– Может быть, потому, что я родился 10 ноября, в День полиции. Если серьезно, то никогда не хотел связать свою жизнь с медициной. В то же время понимал, что хочу помогать людям, быть им полезным, спасать их. По-моему, служба в правоохранительной структуре – самое то.


– А почему именно отдел уголовного розыска?

 

– Здесь нет ничего необычного. Начинал я карьеру в милиции, как и многие оперативники: сначала патрульно-постовая служба, потом дорожно-постовая служба, изолятор временного содержания и, наконец, УГРО. А оперативной работой мне хотелось заниматься уже в ППС. После второй командировки в Чечню только укрепился в этом желании.

 

– Почему именно после второй? Что на вас повлияло? Кстати, командировки в Чечню до сих пор продолжаются, и это достаточно решительный и ответственный, с моей точки зрения, шаг. Интересно, чем руководствуются люди, когда принимают решение отправиться в горячую точку?

 

– Чем руководствуются? Просто это наша работа. Понятно, что всем хочется остаться дома, с семьей, но никто не отказывается. Есть задание – полицейский его должен выполнить. Дело в том, что первая поездка в 2001 году в Итум-Кали вообще меня не впечатлила, потому что работа ничем не отличалась от той, которой занимался в Курагино. Разве только в новинку были более экстремальные условия жизни. Кругом разруха, много уставших, озлобленных от войны людей… Но, отслужив четыре месяца, вернулся домой и через месяц – опять в Чечню. А вторая командировка в Ханкалу стала знаковой. Дело в том, что я служил вместе с питерскими и московскими операми из ОБОПа, их работа произвела огромное впечатление.

 

– Конечно, и мне, уверена, и читателям хочется узнать подробности. Что такого особенного было в их работе?

 

– Я считаю тех ребят своими первыми учителями. Они разыскивали причастных к совершению тяжких преступлений террористов, полевых командиров, схроны с оружием, фальшивыми деньгами. Интересно было наблюдать за их деятельностью: на незнакомой территории, вначале не имея на руках никаких прямых доказательств, опера распутывали сложнейшие дела. Это похоже на решение ребуса или математической задачи со всеми неизвестными. Кроме серьезной аналитической работы, нужно быть прекрасным психологом, в противном случае не получится ни свидетелей разговорить, ни агентов найти.

 

– Сергей Анатольевич, у вас много наград. Наверняка, у каждой есть своя история? Всегда хочется услышать реальную историю, расскажите, пожалуйста.

 

– В Чечне я служил водителем, возил оперов по республике, так что мог изнутри наблюдать за их работой, примечал их профессиональные хитрости. Историй много, каждый день был не похож на предыдущий. Например, медаль «За отвагу» получил за то, что удалось спасти всю группу. В те годы бандформирования вели активную диверсионную работу: ставили фугасы, обстреливали. Кроме того, они пытались проследить маршрут передвижения оперативников.

Приходилось идти на хитрость: часто менять номера, вешать «транзиты», писать на машине «продается», отращивать бороду и ходить в гражданском, чтоб местные принимали за своего, и они, действительно, подходили, что-то спрашивали на чеченском. Разумеется, ездили мы быстро (более 100 км/час), но главное, внимательно следили за дорогой, примечая каждую мелочь: упавшие камни, сломанные ветки и т. д. При обнаружении подозрительного предмета я должен был уйти на другую сторону дороги. Вот однажды мы выехали утром по маршруту, проехали Аргун, нас, конечно, обстреляли. Перестрелка оказалась недолгой, и мы продолжили свой путь. Подъезжая к лесу, увидел небольшой земляной холм, но я прекрасно помнил, что вчера его не было. Вышел на «встречку», поравнялся с насыпью – взрыв. К сожалению, одного оперативника ранило в спину, немного пострадала машина, но нас спас своевременный маневр и скорость. Мы добрались до поста и вызвали подкрепление. К счастью, в тот раз все закончилось, можно сказать, удачно.

 

– А как заканчивались неудачные?

 

– Горестно вспоминать о них, уже столько лет прошло, а до сих пор тяжело. Тяжело терять своих. Молодых, здоровых ребят, которых дома ждали семьи… Но уже не дождутся. Они не чувствовали себя героями, они просто выполняли работу, рисковали своей жизнью, чтоб мирно жили люди. Вы же понимаете, что преступников, например полевых командиров, нужно не просто найти, но и задержать. Это очень сложно, практически каждый носил пояс шахида и при зачистке пытался взорвать себя. И вот однажды наш товарищ не успел. Он вроде перехватил руки преступника, но ему не хватило нескольких секунд… В общем, смертник подорвал и себя, и нашего бойца.


– Понятно, почему, вернувшись домой, вы решили служить в уголовном розыске.

 

– Мое решение ничего не могло изменить, мало ли кто где хочет нести службу? Мне повезло. Хотя и не приветствовалось, чтобы человек из ДПС возглавлял отдел уголовного розыска, мне все-таки предложили перейти в УГРО, причем сразу начальником отдела. Конечно, согласился сразу, ведь это было моей мечтой.

 

– Не пожалели? Наверняка пришлось нелегко.

 

– Я жалею только о том, что из-за аварии, по состоянию здоровья, меня комиссовали, что я не успел сделать все, что планировал. А трудностей, конечно, хватало. В те годы в отделе служило только три оперативника, мы, можно сказать, жили в отделе. Меня дома не видели целый год, приходилось даже ночевать в кабинете. Спасибо нашим родным за терпение и понимание. Это сейчас у полицейских достойное жалованье, уважение населения, а мы застали времена, когда шесть лет не платили заработную плату, выживали благодаря взаиморасчету. Думаю, людям старшего поколения не надо объяснять, что это.

 

– Если верить цифрам, то в те годы отдел занимал первое место в крае?

 

– Да, даже на совещании в Красноярске упоминали о том, что в крае есть один район, где УГРО возглавляет бывший сотрудник ДПС, но у этого района лучшие показатели по раскрываемости. Конечно, приятно, когда твой труд ценят, даже такая деталь, как фотография на доске почета в управлении в Красноярске, воодушевляет.

 

– Интересно, какое дело вам запомнилось больше всего?

 

– Мы много работали, случаев немало. Например, раскрытие убийства ветерана ВОВ. Помните, когда весь район потрясла история о том, как сначала пожилую женщину пытали, потом убили. Это дело было на особом контроле, сюда даже приехали помогать сотрудники ОБОПа из Красноярска, но раскрыть удалось нам, курагинцам.

 

– Сергей Анатольевич, традиционный вопрос: чем вы сейчас занимаетесь? Что пожелаете своим коллегам?

 

– Сейчас работаю старшим контролером на строящемся заводе, а свободное время занимает рыбалка. У нас в районе много красивых мест, люблю отдыхать на природе. Наконец-то могу больше времени уделять семье. Кстати, дочь окончила юридический факультет Томского государственного университета, может, тоже будет служить в полиции. Она недавно вышла замуж, все ее время занимает семья. А ветеранам службы, действующим сотрудникам хочется пожелать самого главного: здоровья, мира в семье, стойкости, терпения, удачи, счастья и благополучия.


Татьяна Титяева (АП)

Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!