В горах Саянских

26 сентября 2018 - Администратор
article3443.jpg

27 сентября отмечается Всемирный день туризма. Это праздник каждого, кто хоть раз ощутил себя путешественником, выбравшись из будничной суеты на берег речки, в лес, в поле или в другие места, которыми так богата наша земля!

 

 

Курагинский район уникален в плане своего географического положения. Разнообразие природных ландшафтов привлекает немало путешественников со всех уголков страны. А кто хоть раз побывал в Восточных Саянах, тот не может не вернуться сюда снова. Более 60 лет Восточные Саяны манят к себе Владислава Ивановича Рогальского, человека, которому знакомы истоки рек Казыр и Кизир, который прошел пешком весь Восточный Саян. Владислав Иванович автор книги «Туристические маршруты в Саянах», которая стала учебником для многих, кто решался на этот сложный путь.

 

Мой путь

 

Я родился в 1932 году на Украине в городе, который тогда назывался Ворошиловград, а сейчас Луганск. Мой отец преподавал математику, а мама оканчивала Луганский педагогический институт. Когда началась война, я учился в первом классе. Отец отослал нашу семью в эвакуацию в Казахстан, в Караганду. Там я проучился до 6 класса, и мы вернулись снова в Ворошиловград. Отец был на фронте с 1942 года и до окончания войны. Победу он встречал в Литве, в городе Шауляе. Я с мамой и моим братом переехал в Шауляй, где учился несколько лет. После окончания войны отец остался служить в армии, и его как военнослужащего перевели в Рижский военный округ. Мы за отцом переехали в Ригу. В Риге я окончил 8-10 классы Рижской мужской гимназии. Здесь я получил хорошие знания, так как нас учили высококвалифицированные преподаватели. Нам читали тему от начала и до конца, вузовским стилем. По окончании гимназии я поступил в Московский энергетический институт на радиотехнический факультет, который в то время был одним из лучших.

 

Факультетом руководил академик В.А. Котельников, выдающийся автор теорем по радиотехнике, а директором была Валерия Алексеевна Маленкова, жена секретаря ЦК КПСС. У нас была хорошая военная кафедра, было много нужной литературы, которой мы могли пользоваться.

 

Институт я окончил в 1954 году и был распределен в закрытый Московский научно-исследовательский институт, где проработал 13 лет. Потом мне представилась возможность работать в советской арктической экспедиции. Друзья сказали, что там требуется радиоинженер для работы со спутниками земли с лазерными системами передачи информации. Я дал согласие. В это время у меня уже родился первый сын, и мы с женой ждали рождение второго. Я уехал на полтора года в Антарктиду. Второй сын родился, когда я был там. Там меня пригласили на судне «Обь» сплавать в Австралию. Мы прокладывали маршрут для американца, доктора технических наук, который работал в нашей экспедиции и занимался исследованием дрейфа магнитных полюсов. Ему нужен был сотоварищ, а капитану судна – сотрудник на эхолоте, чтобы не сесть на мель на неизвестной для советских кораблей трассе. Мы отвезли сотрудника в Австралию и вернулись в Антарктиду.

 

По возвращении в Москву я перешел в другой научно-исследовательский институт, который занимался космосом. Я работал над радиообеспечением полетов дальних беспилотных космических аппаратов к планетам солнечной системы. В силу своей деятельности много ездил по миру. Младший сын помогал мне в этих поездках. Если я как научный сотрудник ехал на совещание, например в Кейптаун, то, конечно, хотел посмотреть Африку. Сын покупал мне путевку, чтобы я еще мог что-то посмотреть. И так практически в каждой стране, где я бывал по своей работе. Я проработал вплоть до 2014 года, мой полный рабочий стаж 60 лет.

 

За туманом и за запахом тайги

 


«Для меня предметом поклонения и преклонения с июля 1955 года стал пик Грандиозный в Саянах, когда я впервые увидел его вблизи после восьми суток хода с рюкзаком по тайге и перевалам. Вторично, по глубинному внутреннему зову, мне удалось увидеть его в июле 2004 года, и уже по настойчивому желанию я увидел и рассмотрел его во всех проявлениях в июле 2005 года – через 50 лет после первой встречи!» (Из альбома «Наши Саяны».)

 

В студенческие годы я со своими друзьями путешествовали в горах Западного и Центрального Кавказа, бывали на Урале. Бывал в разных местах, вплоть до Памира, где прошел по двум достаточно сложным рекам - я мастер спорта по водному туризму. По Саянам начал путешествовать с 1953 года еще, будучи студентом. В 1951 году вышла книга братьев Федоровых «Два года в Саянах», я ее прочитал и летом 1953 года собрал группу, с которой мы приехали сюда. Наш маршрут прошел с севера, из села Верхняя Гутара, через перевал к истоку р. Уда. Далее притоки р. Хамсара село Буланбук поселок Тоора-Хем и оттуда в Кызыл. Мой первый поход в Саянах прошел почти прямо, я хотел познакомиться с этим районом и не стал мудрить.

 

 

Когда я попал сюда, больше никуда, кроме Саян, почти не ходил. Для меня открылся такой могучий замечательный край! Необычно красивая природа! Здесь много влаги, много тепла, здесь колоссальные луга, горные реки, большие пороги, которые интересны для преодоления. Горы достаточно высокие, чтобы иметь ледники, но достаточно проходимые туристами без альпинистского снаряжения, пройти здесь можно практически везде. Здесь можно пройти практически везде, и для этого тебе ничего не нужно, кроме ног, хорошей спины и нормального характера, и это подкупает.

 

Второй раз наша группа пошла в Саяны в 1955-м году. Мы тогда впервые подошли к пику Грандиозному - это самая высокая и красивая вершина Красноярского края. Мы к нему подошли, но не поднялись. Камнем немного поранило голову одного из ребят, и мы не стали рисковать, вернулись на реку и ушли в Туву. Третий раз в Саянах я был в 1957 году.

 

Здесь я был много раз, считать не буду, наверное, больше двадцати. Сорок с лишним лет я ходил по Саянам. Как правило, я был не в одном, а в разных местах. Последний раз я ходил в Саяны в 2016 году. Мы с группой молодых товарищей ходили туда, где я раньше был.

 

В горах Саянских

 

 «Этот фильм о величественной красоте заповедных мест России память всем, кто бывал в Саянах. Н.Л. Прозоровский еще четыре раза возвращался туда со мной». (Из истории создания фильма «В горах Саянских», В. Рогальский.)

 

Мы с ребятами посмотрели эти места. С фотографиями пришли в студию Центрнаучфильма, чтобы убедить руководство снять об этих местах хороший фильм. Решили снимать широкоэкранный цветной фильм. Съемки были запланированы на лето 1957 года. Отправили к нам оператора Николая Львовича Прозоровского. Он человек закаленный, фронтовик, поэтому не боялся плыть на плоту, идти по ледникам.

 

 

Мы начали подготовку к съемкам фильма. Подобрали ребят в команду, из института МИФИ взяли двух альпинистов, остальные члены команды –мои друзья по институту. Пржиемский Юра был руководителем похода, а я его замом. Он был старше меня по возрасту, фронтовик. Он большой специалист по плотам. Позже он написал книгу «Плот в туристском путешествии», где показано, как собирать деревянный плот для горных рек без единой веревки только топор, пила и бревна. Это по его технологии были построены два плота, на которых мы проходили пороги в фильме. Смысл заключался в том, что, действительно, надо уметь строить плот так, чтобы он не рассыпался. Вырубаются пазы, заклиниваются, в воде клинья разбухают и сцепляют его. Управляется плот гребями - все это Юрино. Наш плот не перевернешь, он весил тонн пять – намокшие восемь шестиметровых бревен. Греби делали из сырой ели в размер плота.

 

  

По желанию режиссера мы подобрали двух девушек, какое кино без них? Я взял свою невесту Людмилу. Она была ленинградкой, по распределению попала в наш институт. В конце 1957 года мы поженились, и она была моей женой до самой своей смерти, мы вместе прожили 45 лет. Она не была заядлой туристкой, ходила в простые подмосковные походы, была на Кавказе, занималась горными лыжами. В Саяны я ее решил взять и с той целью, чтобы посмотреть, как в таком сложном походе она поведет себя не только со мной, но и с моими друзьями. Мы прошли поход, девушек отпустили с полдороги, они дошли до сплава и обратно ушли с караваном.

 

 «Сплавлялись только мужчины. Первым плотом командовал Юра Пржиемский; четверо на гребях и Николай Львович. На втором плоту было 6 человек: команда из четырех человек, Вадим Гиппенрейтер, помощник режиссера (и пес Угрюм - собака Вадима). Мы с разведкой и съемками прошли все пороги, кроме Базыбайского. При попытке его прохождения первым плотом погиб один из альпинистов - Анатолий Тимченко. Его смыло с плота большими валами в центре Базыбая, водовороты втянули в воронку, и через некоторое время в улове на десять секунд показались над водой только его руки... Поставили памятник из куска скалы. Тело нашли только весной 1958 года». (Из истории создания фильма «В горах Саянских», В. Рогальский.)

 

Мы прошли 1-й порог, Щеки, Верх Китатский и Нижний Китатский, самый большой и страшный порог Базыбай. Эти пороги очень сложные. Мы знали, как это делать. Мы каждый порог обходили, у нас были уже хорошие карты, знали, где лучше пристать. Выходили на берег, бросали сырые бревна в разные места реки и смотрели, куда они плывут, чтобы видеть какие течения их подхватят. Сухие бревна идут поверху, их несут другие течения, нежели сырые. Только после этого мы садились на плот и проходили. Ведь немало людей погибло на этих порогах - и команда Кошурникова, и другие ребята.

 

Для чего хожу в Саяны?

 

С 2014 года я живу в с. Черемшанка. Это место я выбрал потому, что переехали сюда мои друзья из Верхней Гутары, с которыми я только начинал ходить в походы. Дом на берегу реки Казыр помог выстроить мой сын, здесь видно Саяны.

 

У меня осталась тяга к такому большому понятию, как Саяны. Меня тянет сюда. Для себя я понимал, для чего хожу в Саяны? Я хожу не за рыбой, не за мясом, а хожу за любованием саянской природой, она очень разнообразна, красива, и я лучшего не нашел.

 

Наталья НИКУЛКИНА

 

Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!