Шалоболино. Как мало вас осталось, ветераны! Прошедших сквозь все ужасы войны…

18 апреля 2017 - Администратор
article2778.jpg

Да, бег времени неумолим, он уносит в вечность целые эпохи, дни человеческой жизни… И в повседневной суете случаются такие моменты, когда начинаешь как никогда ясно осознавать этот суровый закон бытия. Например, при встрече с участниками Великой Отечественной войны, живыми свидетелями грандиозного трагического события. Поэтому-то каждая беседа с такими людьми для нас чрезвычайно важна.

 

В этот раз нам удалось познакомиться с 95-летним жителем Шалоболино, участником ВОВ Константином Никифоровичем Беловым. Он коренной житель села, после возвращения с фронта работал в сельском хозяйстве.

 

– Я окончил только пять классов, сразу устроился в колхоз, мечтал о дружной семье, крепком доме, но война всем спутала планы, – вспоминает Константин Никифорович. – На фронт меня призывали три раза. Несмотря на то, что война началась неожиданно, действия разных структур были четкими, отлаженными. Нас в первые месяцы войны не отправляли на фронт без разбору, мы, как положено, проходили медкомиссии, собеседования. Сначала наша группа из Курагинского района должна была явиться для выяснения, можем ли мы служить в авиационных войсках. Но пока мы на подводах добрались сначала до Абакана, оттуда уже поездом до Красноярска, набор закончился, нас отправили домой. Второй раз не прошел собеседование в Черногорске. Там формировали сержантский состав, рассматривали и мою кандидатуру, но из-за того, что дядька считался кулаком, военачальники решили, что это черное пятно в моей биографии, и вновь отправили домой.

 

Лишь в третий раз Константина Никифоровича зачислили стрелком в пехотные войска. После недлительных курсов в Казани молодого бойца отправили на фронт.

 

– Вообще-то меня, сибиряка-охотника, зачислили в 100-й отдельный лыжный батальон, – объясняет ветеран, – и служить я должен был под Ленинградом, но почему-то нашу группу отправили на Украину, на станцию Лозовая. Во время войны Лозовая несколько раз переходила из рук в руки, потому что этот объект был чрезвычайно важен как для нас, так и для немцев. Помню, как приехали на место назначения: ночевать пришлось на кладбище, прямо возле могилок, потом нас разместили на какой-то ферме, в конце концов распределили по квартирам. Нет, мы не испытывали ни страха, ни неудобства, все прекрасно понимали, что в стране огромная беда случилась. Наша задача заключалась в том, чтобы удерживать Лозовую, не отдавать ее фрицам. Наверное, из-за ее стратегического назначения, нас обеспечивали хорошим питанием, боеприпасами, перед боем можно было хоть ведро патронов себе нагрести. Но вы не думайте, что на протяжении долгих месяцев мы в обороне сидели. Силы были не в нашу пользу, но мы, как могли, изматывали противника, ходили в наступления. Вы, наверное, знаете, что немцы очень политруков не любили, а зря. Помню, как однажды нам удалось взять фашиста в плен, он, правда, пытался выдать себя за румына. Но я обыскал его, нашел документы – самым настоящим немцем оказался. Пока суд да дело нам самим пришлось отступать. Взять фашиста с собой - значит подвергнуть свою жизнь серьезной опасности, ну и решили его «пустить в расход». А как вы хотели: война есть война. Так вот нам после боя сильно от политрука попало. В бою, говорил он, бейте фашистов, не жалейте, а после боя – нельзя, это уже преступление.

 

В 1942 году Константин Никифорович получил тяжелое ранение осколком, долго лечился в разных госпиталях, получив группу инвалидности, вернулся в Шалоболино.

 

– Если б не то ранение, я бы там, на Украине, навсегда остался, – откровенно признается ветеран. – Дело в том, что вскоре после того, как меня увезли с передовой, наша часть из-за предательства Власова попала в окружение: многие погибли, кто-то в плен попал… Вот уж, действительно, не знаешь, где найдешь, где потеряешь… Вернулся в родное село, сразу пошел работать в колхоз. Мешала ли мне больная рука? Да, вы что?! Все, кто мог шевелиться, трудились в поле с зари до зари. Мы сильный народ, ведь даже в те времена умудрялись петь, плясать, свадьбы гулять…

 

Сегодня, несмотря на солидный возраст, Константин Никифорович не сидит на месте. Он ухаживает за садом, огородом, следит за российскими и мировыми новостями. Радуется, когда его навещают дети, время от времени перебирает содержимое важной для себя папки. Там хранится самое дорогое: фотография фронтовых друзей, удостоверения ветерана труда, участника Всесоюзной хозяйственной выставки 1957 года, медаль за освоение целинных земель, знак «Ударник коммунистического труда» и, безусловно, награды за мужество, проявленное в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками в годы ВОВ.

 

– Я доволен всем, что меня окружает, – подводит итог беседы Константин Никифорович, – не зря мы бились с врагом, не зря своей жизнью жертвовали миллионы людей. Конечно, хочу, чтоб молодежь никогда не знала тягот, лишений, войн. Берегите мир, радуйтесь жизни, живите в добре и согласии.

 

Татьяна Титяева

Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!