Сердце сокрушенно

21 августа 2020 - Администратор
article4464.jpg

Так называется одна из книг режиссера-документалиста, иконописца, писателя, постоянного автора портала Православие.Ru и нашего земляка Владимира Ивановича Щербинина.

 

Эту книгу Владимир Щербинин посвятил своему старшему сыну, который погиб в юном возрасте, ему было только восемь лет. В ней подробно описана вся жизнь Владимира Ивановича, в которой ему пришлось преодолеть немало испытаний, и только вера спасала его в минуты отчаяния.

 

Владимир Щербинин – сложная и неоднозначная личность. Невероятная судьба, невероятный человек и невероятно короткая жизнь. О нем и о его жизни можно снимать фильм, ведь, как известно, лучший сценарист – это сама жизнь. И никто не знает, какой сценарий жизни уготован каждому из нас.

 

Детство

Родился Владимир Щербинин в 1960 году в деревне Нижняя Мульга.

- Наши родители были простыми людьми, - рассказывает сестра Владимира Ивановича, Светлана Сердобинцева. – Мама Зоя Ильинична работала в магазине, потом на железной дороге, а папа Иван Гаврилович Щербинин работал в Курагинском леспромхозе, занимался сплавом леса.

 

В семье Щербининых было четверо детей – два мальчика и две девочки. Володя был вторым ребенком в семье.

- Он всегда был очень интересным ребенком, увлеченным, - рассказывает Светлана. - Мама вспоминала, как его научили играть на гармошке, ему тогда было лет пять. Ставили табурет, и он садился и играл гостям. Володя всегда чем-то увлекался и все, за что бы он не брался - у него хорошо получалось. Родители, не смотря на то, что семья у нас была не богатая, старались дать ему все для творчества. Когда он стал заниматься фотографией, родители купили ему фотоаппарат и все для проявления фотоснимков. Потом Володя увлекся рисованием, в школе оформлял уголки, рисовал портреты. Увлекся вырезанием из дерева.

 

В деревне Нижняя Мульга, где проживали Щербинины, через реку Кизир не было ни парома, ни моста, жителям приходилось перебираться на тот берег на лодке или по льду. Поэтому, чтобы детям было удобнее добираться до школы, а родителям до работы семья переехала в Журавлево. Здесь родилась Светлана и младшая сестра Ирина.

 

Больница

Владимир рос здоровым ребенком, но однажды, когда ему было двенадцать лет, в одной из очередей за хлебом его сильно прижали к стене. Вроде бы ничего страшного не произошло, только после того случая у Володи стало побаливать бедро. Он долго терпел боль, все также бегал и прыгал, но к осени боль стала нетерпимой. В краевой больнице поставили неутешительный диагноз, который впоследствии повлиял на всю его дальнейшую жизнь.

 

Володя долгое время недвижным провел на койке в палате реанимации, ему провели сложную операцию. Он находился между жизнью и смертью, перенес клиническую смерть, выжил, не смотря ни на что, но в итоге остался инвалидом. Очень многое видел Володя в палате реанимации того, что не полагается видеть двенадцатилетнему мальчику.

 

В свои ранние годы он понял о жизни многое, об этом он пишет в своей книге: «Без боли не может быть жизни, и без страданий не бывает человека. Без бедности нет мудрости, а без жертвы – любви».

 

Надежда

После долгого пребывания в больнице, когда Володя вернулся домой, то в школе, где он учился, его оставили в классе на год младше, так как из-за болезни многое пришлось пропустить.

- Он был очень умный мальчик, - рассказывает Светлана. – Чтобы не оставаться в классе с младшими по возрасту, Володя за год нагнал всю программу и вернулся в свой класс.

 

Восьмилетку Владимир закончил в с. Журавлево, дальше пошел учиться в железнодорожную школу в п. Кошурниково.

- Георгий Михайлович Мухачев, директор школы, отзывался о нем, как об умнейшем человеке, - вспоминает Светлана Сердобинцева. - Они с ним решали университетские задачи по физике.

 

Владимир Щербинин с самого детства отличался от своих сверстников и рано понял, что он не останется жить здесь, в деревне. И он точно знал, что будет заниматься творчеством.

- Тот огонь, который поселился во мне после больницы, выжигал мою внутренность, заставляя рисовать, писать, лепить, вырезать, фотографировать, - описывает свое состояние Владимир в своей книге. - Зачем-то я выписал книги по актерскому мастерству и с увлечением читал Станиславского, разыгрывая разные сцены перед зеркалом.

 

Владимир регулярно ездил в краевой центр на обследование, и в один из своих приездов он решил пойти по культурным учреждениям Красноярска, чтобы показать свои рисунки, фотографии, тексты. Ему было интересно знать, что думают профессионалы по поводу его творчества.

 

Где-то Володе говорили, что ему нужно еще подучиться, где-то высмеяли, а где-то пожалели мальчика на громоздком ортопедическом аппарате и посоветовали пойти в культпросвет. Эта неудача не остановила Володю, а поселила в него идею: раз меня здесь, на родине, не принимают, то придется завоевывать столицу.

 

Володя разослал свои работы по учебным заведениям Москвы, обучающих разным искусствам, и стал ждать. Таким образом, он прошел творческий конкурс на режиссерский факультет института кинематографии и Владимира пригласили на вступительные экзамены в Москву.

 

Москва

Володя уехал в Москву на следующий день после выпускного вечера. Чтобы собрать ему денег на дорогу родители продали теленка. Все его провожали спокойно, ведь были уверены, что мальчик никуда не поступит и скоро вернется домой. Во ВГИКе Володя стремился попасть на режиссерский факультет, но ему отказали в поступлении «по состоянию здоровья». В коридорах учебного заведения, среди абитуриентов, он чувствовал себя лишним.

 

- Уже было ясно, что мне здесь ничего не стветит, - вспоминает Владимир в своей книге. – Но какое-то внутреннее чутье и врожденное сибирское упрямство удерживали меня.

 

Узнав о непростой судьбе мальчика, который приехал из сибирской глубинки, о нем попросил позаботиться режиссер ВГИКа Сергей Аполлинариевич Герасимов. Володя успешно прошел вступительные испытания и ему предложили на выбор несколько факультетов, сразу вычеркнув те, где требовалось отменное здоровье. Володя выбрал сценарный. Ему пророчили большое будущее. Все видели в нем потенциал и хотели из Сибирского самородка сделать второго Шукшина или Валентина Распутина. Но Володя предпочел быть самим собой и выбрал свой путь.

 

Сценарист Евгений Григорьев стал для Владимира вторым отцом и научил его говорить своим, а не чьим-то чужим языком. Когда Владимир закончил ВГИК его отправили на стажировку на Ленфильм и он прожил в Ленинграде три года.


Дорога к храму

- Володя был обычным человеком, очень простым в общении, - рассказывает Светлана. – Из всех братьев и сестер у меня с ним сложились самые близкие отношения. Когда он к нам приезжал, мы могли проговорить всю ночь. При жизни он был очень скромным и очень мало рассказывал нам о себе. Только после его смерти я узнала, что Володя - автор более восьмидесяти документальных фильмов.

 

Наиболее известные его работы - многосерийный фильм “Моя судьба” о епископе Василии Родзянко и фильм об академике Борисе Раушенбахе. Оба этих человека - одни из ключевых фигур, оказавших большое влияние на Владимира Щербинина.

 

Владимир начал ходить в храм еще в институте. Уже после практики на «Ленфильме» он очень сильно воцерковился. Чуть ли не ежедневно ходил во Владимирский храм на службы. В 1980-х годах Владимир служил сторожем, чтецом, просфорником и дворником на приходах Тверской и Псковской епархий. Нес послушание канонарха и чтеца возрожденного московского Сретенского монастыря. В Псково-Печерском монастыре учился иконописи у архимандрита Зинона (Теодора).

 

В 1994 году организовал там же иконописную мастерскую, воспитанники которой расписали множество храмов в России, Польше, Сербии, Германии и на Украине.

 

- Был такой момент, когда связь Владимира с семьей прервалась на целых девять лет, - рассказывает Светлана. – Мы предполагали, что он ушел в монастырь. Но за это время он женился и у него родился сын Тиша. Мальчик умнейший и очень талантливый, играл на пианино, должен был участвовать в престижном конкурсе. Он подавал большие надежды. К большому сожалению, когда ему было восемь лет он трагически погиб.

 

Как пережили смерть единственного сына Владимир и его жена Марина – известно только одному Богу. На большое счастье им был послан еще один ребенок. Сын Георгий родился, когда Владимиру исполнилось уже пятьдесят лет.

 

Владимир Щербинин скончался в возрасте 56 лет, на своем рабочем месте, на лесах от инфаркта во время работ по росписи монастыря в Ивановской епархии. Работу Владимира Ивановича уже заканчивали его ученики.

 

- Володю отпевали в мужском Сретенском монастыре, - рассказывает Светлана Сердобинцева. - Когда я приехала на его похороны, то видела, с какой нежностью и любовью относятся к нему люди, с которыми он близко общался, как им искренне восхищались. Хоть я и присутствовала на его похоронах, но он для меня до сих пор живой. Когда мне бывает тяжело – прошу у него совета.

 

В поселке Журавлево, где провел свою юность Владимир Щербинин, началось строительство православного храма.

- Храм возводим в честь Тиши – старшего сына Володи, - говорит Светлана Ивановна. – Строим своими силами, помогают все, кто знал и любил Володю, уже сделан цокольный этаж. Строительство идет очень сложно, но мы верим, что храм в Журавлево будет. Ведь это богоугодное дело.


Наталья НИКУЛКИНА (АП)

Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!