Конкурс «Память сердца». Выдержали и победили

9 мая 2015 - Администратор
article963.jpg

Была очень холодная сибирская зима. Особенно в тот день, когда мой отец решил украсть в жены мою мать. Можно было бы, конечно, и посватать, но отец знал, что моя бабушка по матери воспитывалась в барской семье и простолюдину, кем бабушка считала моего отца, отдавать в жены дочь не собиралась. Ну не собиралась, так не собиралась. Решили тогда мои родители убежать. Отец подогнал тройку лошадей к крыльцу, где жила мама, та в одном платье выскочила на улицу, отец схватил ее в охапку и в сани. Вот так образовалась семья Яркина Ефрема Петровича и Козловой Пелагеи Герасимовны. Оба были 1910 года рождения и прожили со своими фамилиями (без регистрации, не венчаны, т.к. отец коммунист), что тогда было редкостью, почти 60 лет. И только за пять лет до смерти мама с отцом зарегистрировали брак. В паспорта вписали всех шестерых, тогда уже взрослых детей.

 

Отец у меня был небольшого роста, но красавец. Глядя на его фотографию, с уверенностью можно было сказать, что это лицо истинного патриота, каковым он и был на самом деле. Мой отец не учился военному делу, но воевал на Халхин-Голе, в Великую Отечественную войну.

 

В книге памяти по Красноярскому краю есть небольшая запись: «Яркин Ефрем Петрович, 1910 г.р., родившийся в д. Б. Салба Идринского района. Старшина санроты. Воевал на Ленинградском фронте. Призван из Курагинского района».

 

Он воевал не только на Ленинградском фронте, у него были медали за битву на Курской дуге, За Сталинград, несколько медалей «За отвагу» и другие, уже не помню, какие. Да и как мне помнить об отцовых наградах, когда он их не доставал и не носил. Как-то раз мы с сестрой уговорили его прикрепить медали на очередной праздник 9 Мая. Меньше чем через полчаса он вернулся, снял все медали и отдал их играть внукам. Только через несколько дней мы узнали, почему: когда он появился на улице с наградами в несколько рядов на пиджаке, все знакомые не проходили мимо него, чтобы не удивиться. Отцу показалось, что над ним посмеиваются. Вот такие они скромники, настоящие солдаты Отечества. Воевали не за награды, а за свободу Родины нашей, за свою Малую Родину, как воевал мой отец за Советский Союз, за свою Сибирь, за свой Курагинский район.

 

Когда его призвали на фронт, мама осталась с четырьмя детьми на руках, да еще пятеро племянников от старшей сестры не выходили из ее дома. А чем-то надо кормить. Жили тогда на Сисиме. Мама и мой старший брат Григорий работали на открытой добыче золота, за что получали зарплату по количеству намытого золота, но этого не хватало. Запасались всем, что можно было взять у тайги: черемшой, ягодой, кедровыми орехами… Мама ходила одна в тайгу за шишкой-падалкой. «Думаешь, почему у матери тянет так ноги, что криком кричит по ночам? - говорил мне брат. – Осень, вода в реке холодная , а она снимает сапоги и босиком через реку, чтобы потом в сухих сапогах в тайгу, потом еще по тайге несколько километров до кедрача, наберет мешок, еле поднять, и назад. И опять перед речкой сапоги снимает, бережет, а ноги не сберегла».

 

Отец не любил рассказывать, как воевал. Однако одна история осталась в моей памяти на всю жизнь: «Последний год войны Советская армия гнала фашиста так, что продовольственное обеспечение не успевало за армией. Иногда приходилось ждать еды сутки, двое, а то и больше. Особенно трудно было смотреть на раненых. Как-то, на территории Польши это было, два дня проходит, а еды нет. Подошли к реке, широкая, а через нее железнодорожный мост. Смотрим в бинокли и видим: на другом берегу лежат несколько убитых лошадей. Взяли с другом по мешку, ножи и через мост на другую сторону. Нарезали мяса полные мешки. Только собрались возвращаться - бомбежка. Разметали бомбами мост так, что даже большую часть опор снесло. А возвращаться надо. Через реку только на лодке или не плоту, а где их взять? Решили по мосту, а правильнее, по тому, что от него осталось. А остались рельсы, да кое-где шпалы. Положили мешки на спину и ползком по рельсам. Ползем, где хоть одна шпала прикручена к рельсу, лежим. Почти до средины доползли, снова налет. Как живые остались, до сих пор не пойму. Ползем, а рельсы, как качели: вниз, вверх, вниз, вверх. Перебрались. Мешки с мясом ни я, ни мой фронтовой дружок не бросили. Когда пришли в роту, оказалось, что через мост ползли 3 часа. Накормили всех, а сами только на второй день поели. Спали почти 10 часов».

 

Сохранила моя мать всех детей. В 1945 году пришел домой с войны отец. Стоят рядком четыре мальчишки, четыре моих родных брата. Это уже после войны мы с сестрой появились на свет, а до войны мама все парней рожала – будущих солдат.

Надежда Яркина, п. Курагино

 

 

Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!