Клады курагинской земли

6 ноября 2015 - Администратор
article1266.jpg

Кто из нас не мечтает найти настоящий клад? Но, увы! Сундуки, набитые золотыми монетами и драгоценностями, обычно встречаются лишь на страницах приключенческих книг. О несметных сокровищах писали Эдгар По, Александр Дюма, Роберт Л. Стивенсон… И тем не менее клады существуют! Сегодня мы попробуем рассказать о том, что сотни и даже тысячи лет хранила в себе курагинская земля.


На грани двух эпох

 

Время расцвета Киевской Руси, ее крещения, становления феодального общества… IX-XI века подробно изучаются на уроках истории в школе. А что происходило в эти времена на территории нашего района? Оказывается, здесь в это время бушевали настоящие страсти.

 

IX-XI века - время существования на юге современного Красноярского края и Тувы государства древних кыргызов. Некоторые называют их древними хакасами, но это не совсем правильно. Государство древних кыргызов возникло в VII веке нашей эры, оно стало первым государственным образованием на территории Южной Сибири. При этом кыргызы долгое время были вассалами тюркского и уйгурского каганатов, находившихся южнее. Но в середине IX века стали самостоятельным государством и завоевали довольно обширные территории. Кыргызы ходили походами на Байкал, на Алтай. Доходили до Северного Китая и Средней Азии. Это время археологи называют «Эпохой кыргызского великодержавия». В это время центр государства смещается в Туву, и основные памятники истории находятся там. Но юг края и Хакасия постоянно входили в орбиту влияния кыргызов, тем более что они собирали дань гораздо севернее - на Ангаре. Кыргызы - народ кочевой, степной, говорили они на тюркском языке. Как все кочевники, степняки, кыргызы были воинами. И одним из главных их занятий, помимо пастушеского скотоводства, была война, которая велась в то время за данников, за ясак, если говорить на монгольский лад. В традиции всех степных народов кыргызы облагали данью все те народы, которые не могли им сопротивляться. Для себя они оставили степь, но при этом объясачили подтаежные и таежные племена, поднимаясь по рекам довольно далеко на север. Возможно, у них были своеобразные фактории, возможно, они просто осуществляли регулярные походы на северные территории. Уплата дани была обязательным налогообложением, платой за призрачную защиту от противников. А куда было деваться малочисленным, слабо вооруженным таежным племенам, которые населяли тайгу? Судя по местным топонимам (даже само название «Тюхтят»), здесь проживали кетоязычные племена, по языку родственные нынешним кетам, живущим в бассейне Подкаменной Тунгуски. Еще лет 200 назад такие племена проживали в районе Красноярска. А лет 300 назад они жили и на нашей территории. Впоследствии часть народов переселилась севернее, часть была уничтожена, часть ассимилировалась, а часть к приходу русских свой язык утратила и говорила на тюркском языке.

 

О том, что кыргызы бывали гораздо севернее привычной им степной зоны, свидетельствуют находки в подтаежной и таежной зонах керамики, отдельных элементов оружия. Этих находок не так много, что можно объяснить тем, что эти места крайне мало исследовались. В 60-е и 70-е годы XX века раскопки велись в основном на территориях, которые должны были быть затоплены Красноярским водохранилищем. Сегодня тоже масштабные археологические работы ведутся только в районе строительства железной дороги Кызыл-Курагино.

 

Почему мы решили сегодня вспомнить о делах давно минувших лет? Да потому, что хотим рассказать вам об удивительных кладах, найденных на территории нашего района. В первую очередь о самом известном для специалистов и совершенно неизвестном для подавляющего большинства курагинцев - Тюхтятском.

 

В Рукописном архиве Института истории материальной культуры российской Академии наук хранится дело «О присылке Минусинским Музеем на разсмотрение Коммиссии древностей, приобретенных им в 1902 году», которое открывается письмом «заведывающего» Минусинским местным музеем Н. Мартьянова: «Минусинский музей имеет честь уведомить Имп. Арх. Коммиссию о том, что им отправлены казенными посылками через Минус. Городскую Управу 4 ящика заключающие древности, приобретенные Музеем в Минус. округе в настоящем 1902 году. Всего высылается на разсмотрение Коммиссии 39 таблиц. После минования надобности посылаемые древности, Мин. Музей покорнейше просит возвратить». На полях заметка: «Фотографические снимки за 1902 г. приняты заочно. А. Спицын». (При цитировании сохранены стиль и орфография документа.) Так что, кем и когда было обнаружено в Тюхтятском кладе? Как можно понять из названия, найден он был вблизи Тюхтят, на берегу речки Тюхтятки при копке ямы местными крестьянами в 1902 году. Кстати, деревня, основанная переселенцами в 80-х годах XIX века, к началу XX века, видимо, представляла из себя довольно крупный населенный пункт. И жили в деревне далеко не темные люди, если, обнаружив клад, не выбросили его и не растащили по домам, а увезли и сдали в музей. А сдано было ни много ни мало, а 178 старинных предметов. Среди них: железные молоточки, наконечники стрел, гарпуны, клинки-кинжалы (один целый, остальные в обломках), серпы, удила, стремена и сбруйные принадлежности - 136 бронзовых сбруйных и поясных блях и пряжек. Вместе с ними были найдены две целых и три в обломках бронзовые китайские монеты конца IX века императора Ву-Цзуна. Ценность клада была настолько велика, что Л. Кызласов выделил особую археологическую культуру IX-X вв., назвав ее по наиболее выразительному в художественном отношении и многочисленному комплексу - Тюхтятскому кладу - «тюхтятской».

 

У специалистов появились две основные версии: найденные крестьянами предметы являются кладом ювелира-литейщика-кузнеца (в то время такие специалисты были в одном лице), либо это остатки захоронения.

 

Версия Л. Евтюховой, археолога, впервые описавшей клад:

«Значение Тюхтятского клада особенно велико благодаря тому, что все предметы, входящие в клад, датируются найденными вместе с ними четырьмя бронзовыми китайскими монетами конца IX века (императора Ву-Цзун). Прежде всего, обращает на себя внимание наличие в кладе двух железных плоских молоточков с одним тупым и другим заостренным рабочим концом. Посредине их имеется отверстие для укрепления рукоятки, отличающееся очень небольшими размерами. Это позволяет установить, что молотки предназначались для нанесения точных, но легких ударов. Этой же особенностью и весьма близкой формой отличаются молотки, применяемые для чеканки по металлу при изготовлении посуды, ювелирных изделий и инкрустаций. Это заставляет по-особому расценивать весь клад. Вполне возможно видеть в нем собрание изделий кыргызского мастера, который и в X веке так же, как и раньше, одновременно был и кузнецом и литейщиком и ювелиром. Какая-нибудь необычная причина заставила его спрятать в землю самые разнообразные образцы своего ремесла».

 

Версия Г. Длужневской, крупнейшего специалиста по средневековью: 

«Необычный набор инвентаря позволяет высказать суждение, что Тюхтятский «клад» кладом не является. Кроме того, что все предметы были найдены вместе при рытье ямы, других сведений об обстоятельствах находки не имеется. Можно полагать, что 136 предметов образовывали пять комплектов украшений сбруи: три с декором в виде «висящей кисти», четвертый - с наконечниками «с гирляндами из трех цветков», пятый - с наконечниками с растительными мотивами, помещенными в отдельные ячейки. Мелкие бляшки и наконечники с растительными мотивами, по-видимому, являются украшениями наборных поясов. Предположительно, один с декором со «жгутиками» и растительными завитками, второй - с бляшками с «пламенеющей жемчужиной», третий - с бляшками без орнамента и четвертый - с трилистниками на бляшках разных форм. К какому набору относятся бляхи с «перевязью и хвостом», сказать трудно, также как и настаивать на том, что поясные наборы были именно такими.

Прекрасная сохранность изделий и их набор, с одной стороны, ни в коей мере не напоминают «затайку» кузнеца, литейщика или ювелира; с другой - не позволяют с полной уверенностью утверждать, что они являются сопроводительным инвентарем коллективного погребения по обряду трупосожжения, характерного для енисейских кыргызов IX-XII вв. н.э. На кальцинированные кости при рытье ямы, если таковые были, естественно не обратили внимания, также как и на сооружение. Тем не менее количество изделий подсказывает, что они принадлежали не одному, а, по крайней мере, пяти воинам, погребенным на правом берегу Казыра. С ними были захоронены пять или семь коней. 

С моей точки зрения, имеется достаточно оснований, чтобы считать известный «Тюхтятский клад» коллективным погребением по обряду трупосожжения, совершенным на берегу Казыра в XI веке н.э., предпочтительно - во второй его половине. Скорее всего, погребение в с. Тюхтяты оставлено группой енисейских кыргызов, вернувшихся в самом конце X или начале XI века из Тувы западными проходами через Саяны».

 

 

Неразгаданные загадки

 

Мы попросили озвучить свою точку зрения заместителя директора по научной работе Минусинского краеведческого музея Тимофея Ключникова.

 

- Тюхтятский клад относится ко второй половине IX века, но в нем есть и более поздние вещи, относящиеся к началу X века, - сказал он. - Предполагается, что само помещение этого клада в землю приходится, по всей видимости, на вторую половину XI века. При этом до сих пор остается открытым вопрос о том, что же это такое? Нет ничего странного в том, что это, возможно, погребальный памятник. Если пофантазировать и предположить, что был какой-то военный поход против тех, кто должен был платить ясак, то становится ясно - в любом военном походе есть риск погибнуть. Предположительно, это погребение тех воинов, которые погибли или умерли на берегах речки Тюхтятки. Там и был совершен погребальный обряд, который у кыргызов представлял собой трупосожжение с конем. Воина вместе с конем укладывали в погребальный костер и сжигали. Оружия в кладе не так много, но мы же не знаем, как копалась эта яма, возможно, затронута только часть клада. Может быть, это вовсе не погребение. Памятники, которые не исследовались археологами, оставляют широкое поле для фантазии. Известно только одно: крестьяне копали яму и случайно наткнулись на непонятные вещи. Но на место обнаружения клада никто не выезжал, собственно, и место само неизвестно, даже описаний никаких нет.

 

Против версии о кладе кузнеца говорит то, что, как правило, кузнецы берегут испорченные вещи. Специалистам известно несколько кузнечных кладов разных времен, когда укладывались вещи, предназначенные для переработки.

 

Минус теории о том, что это трупосожжение - бронзовые бляхи в хорошем состоянии, а бронза была бы непременно повреждена огнем. Возможно, крестьяне в 1902 году затронули не один памятник. Одна часть - погребение, а вторая - поселение. Они вполне могут быть одновременными или с разницей в сто лет, но находиться на одном месте. Поэтому почва для фантазии очень благоприятная. Ведь во времена Мартьянова поступления в музей лились десятками и тысячами. Крестьяне слышали о музее, они приехали и отдали, скорее всего, только часть найденного. Более того, археологи занялись им много лет спустя, в 40-х годах прошлого века. Это очень загадочная ситуация. И разрешить ее не сможет никто и никогда. Остается только строить догадки.

 

Действительно, теперь уже не узнать, как оказались в земле вещи, принадлежавшие кыргызам. Но бесспорно одно: памятник, вошедший в науку как Тюхтятский клад, относится к переломному моменту истории енисейских кыргызов, грани двух эпох - завершения истории средневековых кыргызов и наступления раннемонгольского времени.

 

Котлы и топоры с тысячелетней историей

 

Но помимо этого уникального клада на территории Курагинского района были найдены и другие, более мелкие, но бесценные, с точки зрения науки, «затайки» наших предков. Тысячелетия назад они доверяли земле то, что было им особенно дорого: орудия труда, оружие и многое другое.

 

- В 1938 году в четырех километрах от Шалоболино на берегу речки Шушь местными крестьянами были найдены четыре бронзовых котла, - рассказывает Тимофей Александрович Ключников. - Эта находка относится к тагарской культуре, к раннему железному веку. Представляет интерес и клад, найденный в деревне Верхняя Мульга. Он был обнаружен в 1994 году при проведении земляных работ. В этом кладе было найдено несколько бронзовых изделий западносибирского облика, т.е. эти изделия были изготовлены не здесь, а, по всей видимости, в Западной Сибири, конкретно в районе Томска. Они могли попасть на территорию современного Курагинского района как предмет импорта. Человек закопал их в землю, рассчитывая вернуться, но по каким-то причинам у него это не получилось. Этот клад более ранний, он так же относится к тагарской культуре, а это примерно середина второго тысячелетия до нашей эры. Получается, что он на две тысячи лет старше Тюхтятского клада.

 

Часть предметов из обнаруженных на территории нашего района кладов выставлена в экспозициях Минусинского краеведческого музея. Для того чтобы показать посетителям все экспонаты, потребовались бы отдельные экспозиции. Хотя сотрудники музея не исключают, что когда-нибудь появится возможность увидеть наши клады полностью.

 

Сколько еще кладов разных времен хранится в нашей земле - неизвестно. Пока она неохотно расстается со своими загадками. Но, возможно, придет время, и мы еще очень многое узнаем.

Елена Сухотина

Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!