Ильинка. Притяженье земли, притяженье полей

2 октября 2014 - Администратор
article499.jpg

 


По данным агентства «Интерфакс», с 1990 по 2010 год в России количество населенных пунктов сократилось на 23 тысячи. Большая часть из них - около 20 тысяч - села и деревни, которые исчезают с карт в связи с их ликвидацией, с отсутствием в них жителей, а также при объединении с другими селами или городами. Число сел и деревень без населения с 13 тысяч в 2002 году выросло до 19 тысяч в 2010 году.


Немало заброшенных населенных пунктов и на территории нашего района. Есть и такие, где жители почти все разъехались, где нет школы, детского сада, медпункта. Кажется, еще немного, и их постигнет участь деревушек, когда-то существовавших на территории Курагинского района. Однако в последние годы в них стали возвращаться коренные жители, которые восстанавливают родительские дома или строят новые, обустраивают территорию вокруг. Пример тому - Ильинка. По данным администрации с. Шалоболино, к которой она относится, жителей здесь 165, но на самом деле гораздо меньше. Из всех объектов социальной инфраструктуры  работает только клуб, производства никакого. До административного центра - 15 километров по грунтовой дороге, которая в зимний период временами становятся непреодолимым препятствием. Ко всему прочему, село за свой век не раз пережило серьезные наводнения. В недалеком прошлом краевые власти решали вопрос о его переселении. Правда, вместо этого была возведена дамба,  отрезавшая реку от домов. И тем не менее в Ильинку, затерянную среди Саянских предгорий, возвращаются те, кто родился и вырос в этих краях, но по разным причинам покидал малую родину. Причем возвращаются не только пенсионеры, но и люди среднего возраста, и молодые семьи с маленькими детьми.  Что же движет ими? Почему, бросив благополучную городскую жизнь, благоустроенные квартиры и перспективы, они рвутся в забытую богом деревню? Чтобы попытаться это понять, мы отправляемся в Ильинку.

 

История первая.

Обычная

 

Вера Михайловна Абакумова родилась и выросла в Ильинке. После окончания Красноярского монтажного техникума по распределению попала в Якутию, жила в п. Надежный за Полярным кругом, работала мастером в сантехническом управлении. На Крайнем Севере вышла замуж, там же родились ее дети. Затем семья Абакумовых переехала в Нерюнгри. В городе была хорошая квартира, работа. Но наступил момент, когда мысли о возвращении в Ильинку стали посещать все чаще. В родную деревню Вера Михайловна приезжала в отпуск каждое лето. Ее мужу, заядлому рыбаку, тоже очень нравились эти места.

 

- Я стала замечать, что каждый день засыпаю и просыпаюсь с мыслями об Ильинке. Мне снился лес, река, родные косогоры, усыпанные клубникой, - рассказывает она. - К тому времени из родственников в деревне уже никого не было, а желание жить здесь все усиливалось. И мы приняли решение переезжать, даже не стали дожидаться пенсионного возраста.

 

Абакумовы вполне могли позволить себе купить жилье в Курагино или в другом цивилизованном месте, но кроме Ильинки они не рассматривали никаких варианты. Купили дом, который лет 20 стоял без крыши и окон, совсем заброшенный. Конечно, сейчас его не узнать: все отремонтировано, благоустроено. А фотографии приусадебного участка вполне могли бы украсить страницы красочных журналов по садоводству и цветоводству. Теперь в  гости к Абакумовым приезжают родственники с детьми, внуками, друзьями. Одна из племянниц взяла участок для строительства дома рядом с усадьбой Веры Михайловны. На этом месте долгое время были остатки сгоревшего дома. Сейчас уже все расчищено от мусора.

 

- В нашем роду все трудяги, - говорит Вера Михайловна. - Так что нам не страшны трудности и лишения. Поможем племяннице дом построить, глядишь, и еще кто-нибудь переберется сюда, и не будет на улицах так безлюдно.

 

 

 

История вторая.

Запланированная

 

Иван Семисалов вернулся в Ильинку два года назад из Норильска. В заполярный город он уезжал, чтобы заработать денег, потом вернуться, построить дом, завести большое хозяйство. В Норильске Иван отработал 13 лет. Всего два года не хватало для того, чтобы выработать северный стаж и иметь со временем льготную пенсию, что он и планировал сделать. Но желание вернуться домой оказалось сильнее. Да и жена, побывав в отпуске в Ильинке, предложила больше не ждать, а переезжать как можно скорее. То, что деревенька совсем маленькая, Семисаловых не пугает.

 

- Наоборот, нам нравится, здесь тихо и спокойно, - говорит Иван. - Хотя деревня сейчас сильно отличается от той, что была в детстве, очень много заброшенных домов. Половины жителей уже нет, много приезжих, незнакомых.

 

Можно сказать, что планы Ивана уже частично сбылись. Он вернулся в родные места, завел большое хозяйство, купил необходимую технику. В планах - строительство дома, увеличение поголовья скота.

 

- Жить можно и так, хотя и без шика, - говорит он. - Но нужно поднимать троих детей, старшему только шесть лет, поэтому будем расширять личное подсобное хозяйство. Я уверен, что у нас все получится, ведь теперь мы дома.


 

История третья.

Печальная

 

Вернуться в родные места планировала и Анна Петровна Баленова. 34 года она жила и трудилась на Чукотке в п. Провидение. Каждое лето проводила в гостях у мамы в Ильинке. Мечтала: выйдет на пенсию, купит здесь домик и будет жить лето, а на зиму уезжать на Чукотку. Все было в порядке, казалось, что планам Анны Петровны помешать ничего не может. Но грянувшая в стране перестройка перевернула всю жизнь. Женщина потеряла все: квартиру, работу, льготы. В Ильинке пришлось остаться насовсем. Но об этом она совсем не жалеет.

 

- Случались в моей жизни большие потери, да сейчас понимаю, что не так уж они и важны. Главные мои приобретения в жизни - дети, внуки и правнуки, - считает она. - Дети помогли отремонтировать и благоустроить родительский домик, здесь и живу уже 22 года. Внуки и правнуки любят проводить в деревне лето. Дочь хоть сейчас готова перебраться сюда на постоянное место жительства, но пока нет возможности. А к старости все сюда переберутся, я в этом не сомневаюсь. Родина есть родина, и не верьте тем, кто говорит, что она не притягивает. Уж я-то знаю, испытала на себе.


 

 История четвертая.

Семейная

Как говорится, «по семейным обстоятельствам» переехала в деревню Елена Волкова. История как у многих других: вышла замуж, уехала с мужем в Норильск, 12 лет прожили там. Как и многие, хотела выработать северный стаж, подкопить денег и вернуться в Ильинку. Хотя бывший муж не желал об этом слышать, ему нравилась городская жизнь. И Елена одна с детьми отправилась жить в деревню.

 

- Мне кажется, что сейчас я еще больше люблю свою деревню, - делится она. - Даже больше, чем когда жила за тысячи километров. Конечно, в деревне жить очень тяжело, нет работы, приходится выживать только за счет подсобного хозяйства. И тем не менее, мне это нравится, даже несмотря на то, что от постоянного крестьянского труда болят руки, спина. Я мечтаю увеличить хозяйство (сейчас у Елены только дойных коров четыре головы), чтобы обеспечить своих троих детей. К тому же у меня здесь родители, которых не могу бросить.

 

Можно сказать, что Елена получила то, чего хотела с раннего детства: собственный дом в деревне, большое хозяйство.

 

- Даже если бы осталась еще на какое-то время в городе, то купила бы здесь дом, - говорит она. - Люблю деревню, ее традиции, все, что касается деревенского уклада жизни. Да и детям в деревне нравится однозначно. Младший сын чисто деревенский ребенок - хозяйственный. Старшие сын и дочь тоже охотно помогают по хозяйству, умеют делать всю деревенскую работу.

 

Во время разговора с Еленой невольно возник вопрос: не сложно ли детям ездить в школу за 15 километров? Да и младшему ребенку не помешало бы в детский сад ходить. Может, все же стоило хотя бы в Шалоболино дом купить? Ведь там хорошая школа, реконструируется детский сад. Но у Елены на этот счет мнение однозначное: кто хочет учиться, тот будет это делать в любых обстоятельствах.

 

- Я сама в школу с первого до последнего класса на автобусе ездила, - говорит она. - Говорят, что отсутствие возможности водить детей в детский сад, на развлекательные мероприятия и т.д. ущемляет их, лишает возможности развиваться. Наверное, с одной стороны это на самом деле так. Но с другой стороны, мне кажется, что я не смогла бы воспитать в городе детей такими, какими они выросли в деревне - ответственными, трудолюбивыми. В городе масса соблазнов, и удержать ребятишек очень трудно. А что касается школы, их возят не только на занятия, но и на спортивные соревнования, секции. Поэтому я не считаю, что мои дети чем-то обделены. Кроме того, я надеюсь, что лучшие дни Ильинки еще впереди. Мечтаю о том, чтобы деревня стала прежней: большой, ухоженной. Чтобы у каждого двора, как раньше, была идеальная чистота, цветы, дороги в порядке. Сейчас многие сюда возвращаются. Знаю северян, которые мечтают поскорее вернуться в деревню. Даже те, кто здесь не родился и не рос, покупают участки, строят дома и селятся целыми семьями. Значит, есть в наших местах какая-то неведомая сила, что тянет сюда людей. И это сила не даст любимой Ильинке исчезнуть.

 

 

 

Герои этого материала - лишь небольшая часть тех, кто вернулся в Ильинку. Ключевая фраза «Хочу домой!» в разговоре с каждым звучала как ода или гимн малой родине. Наверное, на самом деле есть в этих местах что-то особенное, что заставляло людей на протяжении тысячелетий селиться именно здесь. Менялись эпохи, но эти места всегда были обитаемы. И знаменитая на весь мир Шалоболинская писаница - подтверждение тому. 

 

Елена Сухотина (АП)

 

 

 

Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!