Алексеевка. Все испытали сполна

6 мая 2015 - Администратор

Нина Тимофеевна и Николай Константинович Романченко одни из многих, на чью долю выпало тяжелое военное детство. Они сполна испытали и голод, и тяжелую работу. Выросли супруги в больших семьях. У родителей Нины Тимофеевны было восемь детей, у Николая Константиновича – пятеро.

 

- Наш отец не успел прийти с финской войны, как началась Великая Отечественная, - вспоминает Нина Тимофеевна. - Его сразу же снова забрали на фронт. Мама осталась с семью детьми на руках. Восьмая, самая младшая сестра у нас уже после войны родилась. Мне в 1941 году три года было. Но как тогда жить пришлось, очень хорошо помню, такое, если и захочешь, не забудешь. Хлебный запах, что шел из пекарни, до сих пор забыть не могу. Мама работала на парниках, выращивала рассаду табака. По дороге с работы заходила в пекарню, чтобы получить хлебный паек. А мы только этого и ждали, переживали, что она задерживается – хлеб-то уже готов. Как увидим маму, бежим всей гурьбой навстречу. Она принесет небольшой кусочек, поделит на всех, а сама только крошки со стола сметет да съест. Если бы я тогда понимала, что она голодная на работу ходит, то никогда бы не просила у нее хлеба. Но мы маленькие были, не понимали, что мама нам свою долю отдавала. Как выжили в то время, непонятно.

 

Когда говорят, что дети войны начали рано трудиться, не все понимают, что значит «рано». Нина Тимофеевна рассказывает, что их уже с пяти лет водили работать в поле. Под присмотром одной из взрослых женщин ватага малышей вместо посещения детского сада полола в поле пшеницу. Весь день на жаре без еды и воды ребятишки голыми руками дергали колючий осот. А как только подросли – на покос накладывать сено на волокуши.

 

- Тяжело было, накидывали на одну волокушу сено вчетвером, а то и впятером. Иначе не успевали, - говорит труженица тыла. - Но мальчишкам, что ездили на лошадях, было еще хуже. Мы хоть на минутку могли присесть или в тень спрятаться, а они целыми днями тряслись на лошадях. Слезть нельзя, так как обратно малышу не забраться. К вечеру они уже были без сил.

 

Закончилась война, отец вернулся весь израненный. Вырастили нас. Как ни горевали, а все же нам легче было, чем тем, у кого отцы погибли, они еще больше горя хлебнули.

 

В послевоенное время Нина Тимофеевна работала на ферме, за свой труд множество раз отмечалась различными наградами.

 

Все тяготы военного времени испытал на себе и Николай Константинович. Его отец по болезни не призывался на фронт, а трудился на молотилке вместе с сыновьями. Сначала они только помогали отцу, а когда тот совсем занемог, заменили его. Как и Нина Тимофеевна, Николай Константинович был в детских трудовых бригадах на покосе, на току, в поле. А потом всю жизнь - водителем. Его отправляли в самые дальние и сложные рейсы как самого ответственного и исполнительного человека. Водил он автобусы, молоковозы, грузовики. Куда только дорога его не уводила! Супруги неделями друг друга не видели.

 

- Наши дети только слышали, что у них отец есть, - шутит Нина Тимофеевна. - А видеть его не видели. Уезжал, когда они еще спали, возвращался, когда уже спали. Да и внуков тоже мало видел. Вот только и узнал, как дети растут, когда правнуки появились.

 

Привыкнув к постоянному труду, супруги Романченко и сейчас не сидят сложа руки, ухаживают за своей усадьбой, помогают растить правнуков. И радуются, что на долю их детей, внуков и правнуков не выпало тех испытаний, что довелось вынести им.

Елена Сухотина


 

Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!